Интервью Сергея Ковалева "Общей газете". После Страсбурга.

 

Ирина Дементьева. Статья. Страсбургские зонтики. Стр. 2

В Страсбурге представитель Аслана Масхадова Ахмед Закаев искал встречи с российской делегацией, а поговорил только с депутатом Госдумы Сергеем Ковалевым. О чем шел разговор? Насколько конкретно выявились в нем позиции чеченской стороны по условиям урегулирования военного конфликта? С этими вопросами "ОГ" обратилась к Сергею КОВАЛЕВУ.

- Боюсь, я вас разочарую. Хотя разговор у нас с Ахмедом Закаевым действительно был, и даже не очень короткий (примерно час), позиции Чечни излагались в достаточно общем виде, никакой особой конкретики не прозвучало. Почему? Да потому что, как сказал Закаев, его переговоры, да не переговоры даже, а, скажем так, встреча с представителем президента в Южном округе Казанцевым была абсолютно беспредметной. Казанцев с полной очевидностью требовал только одного - безоговорочной капитуляции. А на этот шаг чеченское сопротивление, которое представляет Закаев, никогда не пойдет, а значит, не о чем и говорить. Так он мне сказал.
И, знаете, это достаточно естественная позиция. Если бы чеченцы были готовы к безоговорочной капитуляции, они обошлись бы без всяких переговоров. Некоторые из них так и делают - выходят к федеральным властям и сдают оружие. А если остальные к капитуляции не готовы, то и говорить о ней не хотят. Какие в этом случае могут быть конкретные условия, требования?
- Чего Закаев ждал от Страсбурга? Не ради же кабачков, хорошего вина, магазинов и прогулок по симпатичному городу приехал, как полагают некоторые комментаторы?
- Закаев произвел на меня впечатление человека, не то чтобы вдохновленного разговорами с руководством ПАСЕ, тем не менее относящегося к этим контактам с большой надеждой. Возможно, для чеченцев, судя по их эмоциональному складу, обычаям и представлениям, всякие знаки внимания - не только проявление вежливости. А Закаева принимали на весьма высоком уровне и даже пригласили расписаться в Книге почетных гостей. Словом, мне показалось, что Закаев тешит себя иллюзией. Моя же оценка ситуации значительно более пессимистична.
Дело в том, что в обсуждении чеченской проблемы в Страсбурге найден компромисс, но не компромиссное решение самой проблемы, а компромиссный стиль разговора. Подавляющее большинство русской делегации во главе с Рогозиным и значительное большинство парламентариев в Страсбурге нашли взаимоприемлемый способ общения. Я нарисую немножко грубоватую модель страсбургского диалога по Чечне, зато меня будет проще понять. Так вот, если раньше русские представители, оказываясь под огнем критики, становились в уголовную позу "тронь, порву рубашку", то теперь они этого не делают. Теперь в их заявлениях звучит следующий мотив: да, в Чечне далеко не все в порядке, там имеются и нарушения прав человека. Но, посмотрите, как энергично мы с этим боремся! Смотрите, какой достигнут прогресс! Трудно, а прогресс огромный. Это логика российских представителей.
А логика и фразеология западных представителей, занимающихся чеченской проблемой (Джадд и другие), вполне совместимы с той же российской логикой. Да, в Чечне продолжают происходить грубые нарушения прав человека. Но вместе с тем необходимо отметить несомненный прогресс, довольно значительный. Ну, и так далее.
ПАСЕ не хочет скандалов, она хочет дружить с Россией. В таком компромиссном варианте легко договориться. Никакого реального содержания эта нынешняя страсбургская фразеология не имеет. Предусмотрительные европейские парламентарии занимаются тем, что держат зонтик над Россией, допуская Закаева в безопасной тени расписаться в Книге почетных гостей, а в сущности держат зонтик над собой.
- ПАСЕ не использует своих возможностей или не имеет их?
- Помните знаменитую сессию ПАСЕ, которая вынесла самые резкие резолюции в адрес России по чеченской проблеме? "Рашен делегация" хлопнула дверью, пошли разговоры об исключении России из Совета Европы. Но на самом деле это было избыточное решение, цель которого не вполне ясна. Можете исключать - исключайте, не можете - зачем же какую-то мелочную дискриминацию устраивать? Хочется задеть побольнее? А ПАСЕ и в самом деле никого не может исключить. Она может только поставить вопрос перед так называемым КМИДом - комитетом министров иностранных дел Европы. А этот КМИД принимает решение консенсусом. Вы можете себе представить, чтобы Игорь Иванов проголосовал за исключение? Я-то считаю консенсус самым недемократическим способом решения проблем, но так там заведено. А в итоге резолюция о начале процедуры исключения оказалась всего-навсего "грозным" сотрясением воздуха.
Было единственное весомое и осуществимое решение - это рекомендация странам-участницам обращаться с жалобами на Россию в Страсбургский суд по правам человека. Это всякий мог сделать. Судебное решение - высшее возможное человеческое решение! И что же? Ни одна из 43 стран-участниц в суд не обратилась. Политиканствуют, лебезят перед Россией и не хотят никакого шага всерьез. А не всерьез чеченской проблемой заниматься нельзя.