В последнем всплеске обмена мнениями, вызванным решением суда по делу о хулиганстве, меня поразило письмо Никиты Кривошеина, который счел нужным фактически поддержать московский суд (боится что “правозащитники, либералы и атеисты” подвергнут суд слишком большому силовому давлению?). В письме несколько удивительных аргументов:

Раз уж я так подробно пишу на эту тему, то хотел бы расставить все точки над i до конца. Мне не понятна позиция тех из нас кто, понимая, что на центр напали бандиты, тем не менее, считает, что музею а) не следовало делать этой выставки, потому что она “плохая” и б) что необходимо было перед кем-то извиниться за проведение выставки. Еще в феврале кто-то (не помню точно кто) с большим шумом писал, как не хорошо оскорблять искренне верующих людей. Я уверен, что устроители и участники выставки также не стремились таких людей оскорбить. Но я так же уверен, что искренне верующие и не были оскорблены. Из людей, относящихся к этой категории, мне лично более представителен о. Желудков – иначе как искренне верующим, я его назвать не могу. И из личного общения знаю, что его веру такая выставка оскорбить не могла, он с радостью вступал в полемику и с готовностью допускал, что во многих своих проявлениях (или в том, как ее практикуют) религия противоречит своим же установкам. Тему работ на выставке, например, та же самая иконописная картина с Coca-Cola, о продажности духовных ценностей в современном мире и причастности к этому организованной религии – были бы ему и другим таким же, думающим, и искренно верующим людям, интересны. Представить же о. Желудкова и подобных ему громящими выставки (какие- то бы ни было) я не в состоянии.

Кого же могла оскорбить выставка? Одна категория – ну уж совсем серьезные люди, которых все не устраивает – одежда современная бесстыжая, музыка ( от Баха и дальше) дьявольская, танцы распутные, самолеты лезут куда не положено, женщины потеряли стыд и дома не сидят, в общем, все от лукавого. Может, такие карикатуры еще и существуют (сомневаюсь), но к нашей выставке они отношения имеют, она для них как тело в параллельном пространстве. Извиняться перед ними (за что? за то, что мы есть? – простите, что существуем, как и остальной современный мир?), как перед марсианами. Другая категория – национал-фашисты, для которых религия способ отличить своих от врагов. Это собственно и есть те, кто разгромил выставки. Музей-Центр у них – враг, независимо от выставки. И устрой центр выставки про религиозные ценности, думаю, все равно бы они его разгромили – по принципу “не трогай своими грязными руками самое святое”. Получается, что извинялись мы именно перед этими, как теперь говорят “отморозками”. Зачем? Аргумент сводится к тому, что все же поступили не очень хорошо (или очень нехорошо), а свои ошибки надо исправлять. Я согласен, что мы должны к себе применять требования строже и выше чем к другим, к примеру, правозащитная организация, даже борясь с политическим противником, который все время передергивает факты, никогда не может себе позволить неправду или полуправду. Наша сила (если есть) – только моральная, и, отклоняясь от абсолютно-честного и строгого отношения к себе, мы просто сами себя уничтожаем. Но дело в том, что я не считаю выставку ни плохой, ни ненужной, а потому извиняться за ее проведение – для меня, это и есть ложная позиция.

В конечном итоге, все упирается в то, какую роль играет религия в современном мире. Для меня ответ – иррационально-разрушительную. Но я понимаю, что у других могут быть другие мнения. Согласен с ними дискутировать, хотя вообще-то предпочел бы заниматься чем-нибудь другим. Но не принимаю утверждения, что к теме опасности религии нельзя даже прикасаться, что тот, кто об этом говорит уже самим фактом выбора темы ведет себя непристойно. По-моему, нарастание религиозных проблем в мире самоочевидно. Фундаменталистские организации разного толка активизируются по всему миру, терроризм с религиозной подоплекой растет, в разных точках мира идут просто открытые и жестокие религиозные войны. (Судан, Кашмир…). И что интересно, судя по статьям и разговорам с религиозными активистами, они все соглашаются, что религии несут в себе значительный разрушительный заряд, но согласие это “по частям”. Христиане любят указать на изуверство Ислама, его несовместимость со свободой, его ужасные законы и практику в странах религиозного тоталитаризма типа Саудовской Аравии, на поощрение терроризма. Мусульмане указывают на агрессивность фундаменталистского христианства, на кровавую историю инквизиции, крестовых походов, погромов, на военное наступление мощных христианских стран (US, Россия) на мусульманский мир. Члены традиционных церквей всех конфессий с готовностью признают криминальность новоявленных сект всех толков, которые заманивают, порабощают молодежь; сектанты говорят о том, как традиционные конфессии отходят от настоящих ценностей религий, о лицемерии традиционных церквей. Евреи указывают, что на католицизме пятно сотрудничества с фашизмом, католики - на византийность, сращивание с государственными (мирскими) структурами и рабские наклонности в православии; православные – на неискренность (не неистовость), механистичность и бездушие католицизма; протестанты всем объясняют, что дело не в обрядах, надо изучать слово Божие. То есть все согласны, что опасность и проблемы есть, правда в чужих религиях. Дискуссия об опасности религий в обществе идет все время, только в разных направлениях. Так что тематика выставки, по-моему, оправдана.

Алексей Семенов. член правления Фонда Сахарова