Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Нормативные акты
Ресурсы

Правозащитник - не более чем сантехник или систему надо менять…

о природе нашего диалога с обществом

 

 

 Институт прав человека включен в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента

 

1. Убеждены, что закон об «иностранных агентах» является неправовым, не соответствует Конституции РФ, так как нарушает принцип равенства общественных объединений перед законом, свободу деятельности общественных объединению (статья 30) и право граждан непосредственно участвовать в управлении делами государства (статья 32).

2. Институт прав человека включен в реестр «иностранных агентов» незаконно.

Признание некоммерческой организации выполняющей функции иностранного агента возможно при наличии следующих обязательных условий:

        некоммерческая организация получает денежные средства либо иное имущество от иностранных источников;

        некоммерческая организация участвует в политической деятельности;

        политическая деятельность осуществляется в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики (пункт 6 статьи 2 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

Законом не предусмотрено отнесение к «иностранным агентам» организации, получающей средства из иностранных источников, если ее деятельность не направлена на изменение государственной политики. Согласно статье 18 Конституции РФ государственная политика основана на признании высшей ценностью прав и свобод человека и гражданина, права человека определяют деятельность законодательной, исполнительной и судебной власти. В правовом смысле не могут признаваться государственной политикой злоупотребления властью, пытки, несправедливость судопроизводства, дискриминация, коррупция. Именно против этого направлена деятельность Института прав человека, а значит направлена на неизменность государственной политики как она   закреплена в Конституции РФ.

Поэтому Институт будет обжаловать неправомерное решение Минюста.

                                                                                              Лев Левинсон

Правозащитники:

 В России проводится не амнистия, а ее имитация

Государственная дума РФ в пятницу, 24 апреля, утвердила во втором и третьем чтении проект амнистии к 70-летию со дня Победы в Великой Отечественной войне. Несмотря на то, что этот акт гуманизма является исключительно прерогативой нижней палаты парламента и подписи президента под ним не требуется, был выбран именно президентский вариант амнистии, который набрал наибольшее число голосов депутатов по сравнению с проектами ЛДПР и "Справедливой России". Единственный проект от общественности, предложенный Советом при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), традиционно не рассматривался Думой, хотя и учитывался Админситарцией Президента при подготовке ее варианта..

Согласно ему, на свободу выйдут наименее социально защищенные категории заключенных (родители детей до 18 лет, беременные женщины, пожилые люди, ветераны, инвалиды, тяжелобольные, несовершеннолетние, совершившие нетяжкие преступления), те, кто получил сроки до 5 лет заключения, условный срок или незначительные наказания, осужденные в первый раз, а также те, кому до отбытия срока остается меньше года.

В целом рассчитывается, что будут амнистированы до 60 тысяч заключенных, получивших реальные сроки, и до 200 тысяч осужденных условно или понесших незначительные наказания.

Лев Левинсон, эксперт Института прав человека и один из разработчиков проекта СПЧ, говорит, что связь гражданских организаций с организаторами амнистий в России была потеряна еще в начале 2000-х: "До 2001 года проекты амнистий составлялись с учетом мнения правозащитников, в результате амнистии были гуманнее и рациональнее. Например, список статей, не подпадающих под амнистию, был намного короче сегодняшнего. Однако с укреплением власти силовиков на смену амнистиям пришла их имитация".

"Сегодняшняя амнистия действительно более широкая, чем предыдущие путинские, однако широкой она стала за счет тех, кто меньше всего нуждается в амнистии, - считает Левинсон. - Возьмем самую многочисленную категорию освобождаемых - тех, у кого осталось меньше года до окончания срока. Получается, что выйдут на свободу те, кому, например, из восьми лет осталось сидеть всего 2-4 месяца. А те, кто попал в зону по недомыслию, доносу или в результате спланированной акции, не будут освобождены, потому что их статьи не подпадают под амнистию".

Правозащитник особо указывает на несправедливость в отношении осужденных по статьям о незаконном обороте наркотиков, оставшихся за бортом амнистии: "Таких в России 127 тысяч, из них около половины - те, кто осужден не за сбыт, а за приобретение наркотиков - простые наркозависимые или случайно столкнувшиеся с наркотиками. Другая часть осужденных - это жертвы провокаций со стороны сотрудников Наркоконтроля".

В результате, отмечает Левинсон, в России сейчас сидит больше потребителей, чем наркодилеров: "Наркотические" статьи - это единственный раздел УК, количество осужденных по которым не уменьшается, а растет".

Ниже его специальный комментарий на данной тематике.

 

Кто же из обвиняемых/осужденных за наркотики подпадает под амнистию?
Из всех антинаркотических статей в запретный список не включены следующие статьи (т. е. осужденные по этим перечисленным ниже статьям амнистируются):
часть первая статьи 228 (хранение и т. п. в значительном размере); статья 228.2 (нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ);
статья 228.3 (незаконные приобретение, хранение или перевозка прекурсоров); часть первая статьи 228.4 (незаконные производство, сбыт или пересылка прекурсоров);
часть первая статьи 230 (склонение к потреблению);
часть первая статьи 231 (культивирование в крупном размере);
статья 233 (незаконная выдача либо подделка рецептов);
части первая, вторая и четвертая статьи 234 (сбыт сильнодействующих и нарушение правил их законного оборота);
части первая и вторая статьи 234.1 (сбыт новых психоактивных — пока привлеченных по этой статье нет).

Подчеркиваем: здесь перечислены только антинаркотические статьи УК, которые могут подпасть под амнистию.

 

По перечисленным статьям полностью амнистируются со снятием судимости все осужденные условно, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы, условно-досрочно освобожденные и кому лишение свободы заменено более мягким наказанием, а также осужденные к лишению свободы, срок наказания которых до конца октября с.г. составляет менее одного года.

Также по этим статьям выходят на свободу впервые осужденные определенных категорий: участники боевых действий; афганцы и приравненные к ним; воевавшие в Чечне; орденоносцы; несовершеннолетние; чернобыльцы; женщины, имеющие детей и беременные; отцы-одиночки; мужчины старше 55 лет и женщины старше 50 лет; инвалиды I и II; тяжелобольные туберкулезом и с онкологией.

По уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу амнистии и под нее подпадают, суд, если признает необходимым назначить обвиняемым наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

 

Кроме того, амнистия распространяется на осужденных по статье 188 (контрабанда, в том числе наркотиков и сильнодействующих веществ, все части). По этой статье отбывают наказание совершившие преступление до 8 декабря 2011 года, но так как это тяжкое преступление, амнистия затрагивает только тех осужденных по этой статье, срок наказания которых на конец октября с.г. составляет менее года. А если осужденный по этой статье относится к одной из выделенных категорий (герои, беременные и т. д.), наказание сокращается осужденному на срок свыше пяти лет - на одну треть, а осужденному на срок свыше десяти лет - на одну четверть.

Но на осужденных по статьям 226.1 и 229.1 амнистия не распространяется.

Осужденные по совокупности преступлений, если одно из них не подпадает под амнистию, амнистии не подлежат.


 

«Преступления и наказания в современной России» -

первые Абрамкинские чтения  состоялись в Москве 24 января 2015 года

 

Обсуждение было посвящено памяти и наследию Валерия Абрамкина, ушедшего из жизни два года тому назад.

Валерий Абрамкин - диссидент и политический заключенный 70-80-х годов прошлого века, всю свою последующую жизнь посвятил рефор¬ми¬рованию российской пенитенциарной системы и уголовной юстиции. Основанный им в 1988 году «Центр содействия реформе уголовного правосудия» - ведущая российская правозащитная организация, работающая в пенитенциарной сфере. Так, уже в течение 22 лет,  выходит в эфире радио России созданная по его инициативе еже¬недельная радиопередача для заключенных «Облака». Его весомый вклад в реформирование уголовной юстиции и системы исполнения наказаний, в т. ч. в качестве члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, признан многими общественными и государственными деятелями России.

Выступления и дискуссия были посвящены вопросам, связанным с кризисом российской уголовной политики и реформированием  уголовно-исполнительной системы, проблемам дальнейшего сокращения тюремного населения, институтам амнистии, условно-досрочного освобож¬де¬ния и помилования, альтернативным мерам наказания и ресоциализации осужденных.

Ведущие юристы (Яков Гилинский, Тамара Морщакова, Сергей Пашин, Вячеслав Селиверстов, Владимир Уткин) и правозащитники (Андрей Бабушкин, Валентин Гефтер, Лев Левинсон), эксперты и бывшие заключенные  обсудили названные проблемы, исходя из их актуального состояния и в ретроспективе, сопоставляя реформы последних двух десятилетий и перспективы на ближайшее будущее.

Ниже приводятся ссылки на аудиозапись Абрамкинских чтений 2015 года.

https://yadi.sk/d/sx5f0eHQeHtKX
https://yadi.sk/d/gX2NrJLEeJ2au


 

 

********

О новом порядке обжалования

 

1 января 2013 года вступил в силу Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

С 2013 года вводятся существенные ограничения пересмотра вступивших в силу приговоров и других судебных решений по уголовным делам, приговоры по которым вступают в законную силу начиная с 1 января 2013 года, а именно:

   1) жалобы (кассационные и надзорная) могут быть поданы только в течение одного года со дня вступления приговора в законную силу;

   2) запрещено внесение повторной кассационной жалобы, в том числе иными лицами и по иным основаниям;

   3) отменяется и право обжалования отказа судьи председателю областного суда, который до 2013 года был вправе не согласится с отказом судьи и передать жалобу в президиум для рассмотрения по существу.

Помимо нового порядка пересмотра приговоров  и других судебных решений, вступивших в законную силу, данный закон вводит в уголовное судопроизводство институт апелляции, существовавший до этого времени только применительно к приговорам мировых судей, т.е. по незначительному числу уголовных дел небольшой тяжести (наиболее распространенные дела небольшой  тяжести -  по  части первой статьи 228 ,  хранение наркотиков  в значительном размере без цели сбыта – к юрисдикции мировых судей не отнесены).

По стадиям судопроизводства изменения УПК выглядят следующим образом.

1) Апелляция

Само по  себе появление апелляционного порядка рассмотрения дела до вступления приговора в законную силу является движением в правильном направлении. Концептуальное отличие апелляции от сохранявшейся все эти годы с советских времен кассации в том, что кассация была только  рассмотрением жалобы, а апелляция – пересмотр самого дела, т.е. судебное разбирательство. Однако этот принцип соблюден в новой главе 45.1 Кодекса, посвященной апелляции, лишь частично. Прямое судоговорение, реальное присутствие осужденного и свидетелей в зале судебного заседания заменяется (по усмотрению суда) имитацией присутствия по системе видеоконференц-связи; коллегия вправе по своему усмотрению отказать в допросе свидетелей. Противоречит правовой природе апелляции (как стадии пересмотра дела по существу) право суда апелляционной инстанции возвратить дело в суд первой инстанции на повторное рассмотрение или направить его прокурору фактически на доследование.  Приговор районного суда может теперь быть обжалован в 10-дневный срок в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам областного суда, где дело подлежит обязательному рассмотрению  коллегией в составе трех профессиональных судей. Тем самым в апелляции вновь реанимируется доказавшее свою несостоятельность рассмотрение дела тремя профессиональными судьями. Обвиняемые в тяжких и особо тяжких преступлениях давно имеют право на такой состав суда и в первой инстанции. Но это право остается не востребованным, обвиняемыми выбирается такой состав суда примерно по 0,1 % дел. Дело в том, что «тройка», печально известная еще со сталинских времен, еще в большей степени гарантирует соблюдение интересов обвинения  - обвинительный уклон (об этом пишет, в частности, автор судебной реформы 1990 года, судья в отставке Сергей Пашин: независимые судьи столь редки, что при рассмотрении дела  тремя судьями шанс на беспристрастность и объективность сокращается практически до нуля). Апелляция давала бы осужденным надежду, если бы состав коллегии включал помимо профессионального судьи представителей народа – народных заседателей (магистратов).

2) Кассация

Если приговор не обжалован в апелляционной порядке он может быть обжалован в кассационном порядке в президиум областного суда в течение одного года со дня вступления приговора в законную силу.

Решение апелляционной инстанции (определение судебной коллегии по уголовным делам областного суда) может быть обжаловано в течение года в кассационном порядке в президиум областного суда.

Решение первой кассационной инстанции может быть обжаловано в течение года после его принятия в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ (статьи 401.2, 401.3 УПК).

В случае вынесения судьей Верховного Суда РФ, проводившим предварительное изучение жалобы, постановления об отказе в ее удовлетворении, кассационная жалоба подается Председателю Верховного Суда РФ, который вправе не согласиться с постановлением судьи Верховного Суда РФ и вынести постановление об отмене такого постановления и о передаче кассационной жалобы в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции (статья 401.8 УПК).

Не допускается внесение повторных или новых кассационных жалоб по тем же или иным правовым основаниям, теми же или иными лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалобы рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи (статья 401.17 УПК).

3) Надзор

Решение второй кассационной инстанции (определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ) может быть обжаловано в течение года в порядке надзора в Президиум Верховного Суда РФ.

Надзорная жалоба может быть подана только после рассмотрения кассационной жалобы Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ в судебном заседании (статьи 412.1, 412.2 УПК).

4) Переходные положения

 Кассационные и надзорные жалобы, поданные и не рассмотренные до 1 января 2013 года, рассматриваются по правилам, действовавшим на день их подачи в суд.

Новый порядок кассационного и надзорного обжалования применяется только в отношении приговоров, определений и постановлений суда, вступивших в законную силу начиная с 1 января 2013 года (статья 3 Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ).

Главы 43, 44, 45 и 48 УПК с 1 января 2013 года утрачивают силу, и их положения, по прямому смыслу закона, могут применятся только для завершения рассмотрения кассационных и надзорных жалоб, поданных до 1 января (пункты 22, 28 статьи 1 Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ).

Однако, осужденные, чьи приговоры вступили в силу до 2013 года, не теряют право на их пересмотр даже если они не подали надзорную жалобу по старой процедуре до 1 января 2013 года. Такое разъяснение дано Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2012 года «О рассмотрении вопросов, возникших у судов в связи со вступлением в силу с 1 января 2013 года Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

В пункте 1 данного Постановления Президиум ВС РФ разъяснил:

«По смыслу пунктов 4 и 5 статьи 3 Закона во взаимосвязи со статьей 4 УПК РФ, пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу до 1 января 2013 года, осуществляется по правилам, установленным главой 48 УПК РФ, и в тех случаях, когда лица, указанные в статье 402 УПК РФ, не воспользовались ранее правом на обжалование судебного решения в порядке надзора либо не исчерпали возможности надзорного производства по нормам главы 48 УПК РФ и принесли жалобу или представление на указанные судебные решения после 31 декабря 2012 года».

Из этого следует, что все осужденные, приговоры которых вступили в силу до 1 января 2013 года, пользуются бессрочным правом надзорного обжалования, в том числе, с возможностями подать жалобу председателю регионального суда на постановление судьи об отказе в удовлетворении надзорной жалобы, приносить новые жалобы в ту же надзорную инстанцию по иным правовым основаниям и (или) другим субъектом обжалования.

Ранее осужденные оказались таким образом в более выгодном положении, чем те, чьи приговоры будут обжалованы теперь. Введенные ограничения и запреты не соответствуют позиции Конституционного Суда РФ, выраженной во многих решениях и прежде всего в Постановлении от 2 февраля 1996 года N 4-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова". То, что это Постановление относится к прежнему УПК, значения не имеет, т.к. правовая позиция КС, выраженная применительно к нормам конкретного закона не может быть преодолена принятием нового закона, если соответствующие нормы ранее были признаны не соответствующими Конституции. В названном Постановлении указано: «При отсутствии других механизмов установление в законе фактического запрета обращаться к органам судебной власти за защитой от ошибочных решений…, означает для человека обязанность подчиниться незаконному, необоснованному осуждению. Лишение права оспаривать такое осуждение явно умаляет достоинство личности. Между тем в соответствии со статьей 21 Конституции Российской Федерации "ничто не может быть основанием для его умаления».

 

 

Лев Левинсон

 

***

Упрощение УПК

  
П
оявляется закон, делающий УПК более удобным.         
Для того чтобы сажать


 
          Дума приняла в решающем втором чтении законопроект «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации». Название, как повелось, дает искаженное представление о его содержании. Названные статьи УК там отнюдь не главное, а вот УПК подвергается в очередной раз существенной перекройке.
  Вносимые изменения можно разделить на три основные группы, касающиеся: 1) проверки сообщения о преступлении; 2) дознания; 3) понятых.

  1. Проверка сообщения о преступлении, т процессуальная деятельность до возбуждения уголовного дела, разрастается до гигантских масштабов . Сильно расширяется круг действий, допускаемых без возбуждения дела: к уже разрешенным в настоящее время документальным проверкам, ревизиям, исследованиям документов, предметов, трупов добавляется право дознавателя и следователя без возбуждения уголовного дела получать чьи угодно объяснения, чего угодно «образцы для сравнительного исследования», изымать любые документы и предметы, назначать судебную экспертизу. Заодно срок проверки сообщения о преступлении удлиняется до одного месяца.
  Одновременно гарантируется допуск защитника (адвоката) «с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении». Это, казалось бы, хорошо. Только на практике, к сожалению, нормы о правах человека трактуются и применяются ограничительно. А объяснения, выемки и экспертизы будут, по новым правилам, претерпевать не только те, в отношении кого проводится проверка на предмет его виновности. Да и определить, в отношении кого именно идет проверка, можно далеко не всегда. Ведь и уголовное дело может быть возбуждено не в отношении конкретного лица, а по факту преступления.
  Чем это плохо? До возбуждения дела процессуальный статус лиц, становящихся объектами проверок, экспертиз, ревизий, никак не определен. Это лишает их процессуальных гарантий, которыми обеспечены по Кодексу подозреваемый, обвиняемый, свидетель, потерпевший.

  2. В УПК возвращается «упрощенная форма» дознания. В прежнем УПК РСФСР (действовавшем до июля 2002 года) это называлось «протокольной формой досудебной подготовки материалов», которая применялась к определенному перечню преступлений. Теперь это будет называться «дознанием в упрощенной форме» и применимо к любой статье УК, по которой осуществляется дознание (а не следствие), к той же части первой статьи 228, например.
   Существуют разные точки зрения на упрощенные процедуры. Американские процессуалисты, оказавшие большое влияние на наш УПК, приезжали и рассказывали об «очевидных преступлениях». Если нет спора, виновный ничего не отрицает, камера видеонаблюдения засняла все – зачем мудрить со следствием? - вопрошали они. В качестве примера, помнится, на парламентских слушаниях в Думе, один профессор из США назвал драку на стадионе. Пример представлялся ему особо убедительным из экономических соображений: ведь дрались десятки людей. Тогда УПК и обогатился сделкой о признании – особым порядком рассмотрения дела, распространившимся за 10 лет действия нового Кодекса почти на 70% уголовных дел. Их было бы все 90, но для особо тяжких преступлений особый порядок рассмотрения дела судом все-таки не введен. Для групповых особо тяжких преступлений, не подпадающих под особый порядок, изобретена другая форма сделки - досудебное соглашение о сотрудничестве.
  Не мудрено, что дознаватели недоумевают: чего ради им приходится собирать доказательства и оформлять массу бумаг по «очевидным» делам, если в суде рассмотрение дела при особом порядке занимает несколько минут. Законопроект на финишной прямой, и скоро работа дознавателей упростится до автоматизма. Результатом «упрощенки» будет повышение пропускной способности органов дознания, т.е. рост числа заключенных.
  Уголовный процесс не должен быть простым делом в силу исключительности уголовного права, которое не должно быть обыденным и легким в употреблении как ложка. Простым и удобным УПК становится там, где уголовные репрессии становятся инструментом государственного управления.

  3. Законопроект существенно сокращает обязательное участие понятых при производстве следственных действий. Понятые будут не обязательны при проведении следственного эксперимента, выемки, осмотра (места происшествия, трупа и т.п.), при эксгумации, проверке показаний на месте, наложении ареста на имущество, осмотре, выемка и снятие копий с задержанных почтовых и телеграфных отправлений, осмотре и прослушивании фонограммы, предъявлении для опознания. Все это будет теперь проводиться без понятых. Их заменяют более объективные и независимые технические средства фиксации. Их применение является, по законопроекту, обязательным. Но «если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись».е. можно и так: ни понятых, ни техники.

  Понятые часто бывают фальшивыми и прикормленными. Но такими же фальшивыми и прикормленными еще чаще бывают адвокаты. Да и судьи. Так что при следующем пересмотре УПК в нем могут остаться одни следователи, выписывающие приговоры в упрощенном порядке без возбуждения уголовного дела.

Лев Левинсон

 

***

Четыре шага вперед, четыре шага назад

 

Лев Левинсон

 

7 декабря 2011 года принят Федеральный закон № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»

 

I. Изменения, направленные на гуманизацию Кодекса

 

1.  Отменяется уголовная ответственность за оскорбление, клевету (в том числе за клевету в отношении судей, прокуроров и им подобных). Статьи 129, 130 и 298 УК утрачивают силу. Взамен вводится административная ответственность[1][1].

Отменяется уголовная ответственность за «простую» контрабанду, т.е. за перемещение через таможенную границу незадекларированных товаров и предметов (кроме спецобъектов, перечисленных ранее в части второй статьи 188 УК – наркотиков, оружия, стратегических товаров, культурных ценностей).   Хотя статья 188 вообще перестает существовать, декриминализация   относится только к деяниям, ранее наказуемым по части первой этой статьи. Бывшая часть вторая делится на две новые статьи 226.1[2][2] и 229.1[3][3].

Кроме того, декриминализуются и становятся административными правонарушениями совершенные в некрупном размере: причинение ущерба путем обмана/злоупотребления доверием (часть первая статьи 165) и незаконный оборот драгоценных металлов и камней (часть первая статьи 191).

Вводится институт освобождения от уголовной ответственности по делам об экономических преступлениях. Впервые привлекаемых по статьям 198 и 199.1 за неуплату налогов преследовать по УК не будут  при условии полного возмещения ущерба бюджету.  За многие другие экономические преступления, совершенные впервые, устанавливается откупная цена. Чтобы воспользоваться этой возможностью, человек должен признать свою вину, погасить ущерб, нанесенный гражданину, организации или государству, плюс перечислить в бюджет  пятикратный размер ущерба. Как вариант – в зависимости от статьи и ситуации – в бюджет перечисляется полученный в результате совершения преступления доход в шестикратном размере [4][4].

По некоторым статьям УК сокращается состав преступления. Происходит это за счет изменения диспозиции (описание преступления становится менее широким или менее расплывчатым), либо за счет сокращения оснований повышенной ответственности. Так, из части третьей статьи 212 «Массовые беспорядки» исключаются «призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти». Наказуемыми остаются только призывы к самим массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами.  Таким образом, перестают быть уголовно наказуемыми призывы не расходиться в ответ на требование полиции «разойтись и не мешать проходу других граждан».

По статье 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей» привлечение  к ответственности наступает при крупном размере неуплаченной суммы. В прежней редакции таковой  составлял свыше 500 тысяч рублей. По новому закону этот порог повышен до миллиона, при взимании неуплаченных платежей с физических лиц, и до двух миллионов – с организаций; а особо крупным размером вместо полутора миллионов рублей признаются теперь три миллиона для граждан, и  десять миллионов для организаций.

Точно также в статье 293 «Халатность»  сумма причиненного крупного ущерба, при котором начинается уголовное преследование, увеличивается в 15 раз: было 100 тысяч рублей,  стало 1,5 миллиона.

Несколько снижается репрессивность статьи 146 «Нарушение авторских и смежных прав», по которой крупный размер контрафакта увеличивается вдвое (с 50 до 100 тысяч), а особо крупный в четыре раза (с 250 тысяч до 1 миллиона). Уголовная ответственность за незаконное использование объектов авторского права наступает, если их стоимость составляет крупный размер. Соответственно, повышается порог уголовной ответственности по одной из самых спорных статей Кодекса.

 

2. Изменения  в статью 15 УК «Категории преступлений».

Суды  наделяются правом при наличии смягчающих обстоятельств и при отсутствии отягчающих изменять категорию преступления на менее тяжкую  - на одну ступень ниже (часть шестая статьи 15). Преступление средней тяжести может быть отнесено к преступлениям небольшой тяжести, тяжкое – признано преступлением средней тяжести, а особо тяжкое – тяжким. Однако применить  такую переквалификацию суд вправе только тем, кому за совершение преступления средней тяжести назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, за совершение тяжкого преступления – не превышающее пяти лет, за совершение особо тяжкого преступления –  семи лет.

Категория преступления влияет на режим отбывания наказания, сроки УДО и погашения судимости, квалификацию рецидива и другие обстоятельства.

Преступлениями небольшой тяжести становятся деяния, наказуемые  до трех лет  лишения свободы (было до двух). Хотя почти все содержательные различия между преступлениями небольшой и средней тяжести за последние десять лет стерты, все же  есть категория людей, чье положение в результате повышения планки по небольшой тяжести  существенно улучшается. Это лица, признанные невменяемыми в отношении совершенных действий.  По статье 443 УПК, если такое лицо привлечено за совершение деяния небольшой тяжести, то принудительное лечение к нему не применяется, и его должны просто отпустить на волю.

Из этого, в частности, следует, что признанные невменяемыми обвиняемые в неквалифицированных кражах, мошенничестве[5][5], умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью[6][6], хранении наркотиков в крупном размере без цели сбыта или сбыте сильнодействующих и ядовитых веществ в небольшом размере[7][7] не могут быть направлены на принудительное лечение, а находящиеся на принудительном лечении должны быть освобождены.

 

3. У суда появляется возможность при назначении наказания по совокупности преступлений (статья 69 УК) определять его путем поглощения более строгим менее строгого не только по преступлениям небольшой и средней тяжести, но и по тяжким и особо тяжким преступлениям при условии, что они являются неоконченными (то есть при их квалификации с применением статьи 30 УК как приготовления или покушения). Это затрагивает почти всех осужденных за распространение наркотиков, которые приговорены за неоконченные преступления, по результатам проверочной закупки – за покушение на сбыт. Такова позиция Верховного Суда: действия, завершившиеся изъятием наркотиков из незаконного оборота, являются именно покушением на преступление. Среди осужденных по делам такого рода многим вменено несколько эпизодов, каждый из которых квалифицировался, в большинстве случаев, как отдельное преступление. Суд обязан был применять в таких случаях полное или частичное сложение санкций. По новому же закону  это не обязательно. Тем самым расширяются пределы судейского усмотрения при выборе  наказания. И это верно, ибо противостоит попыткам американизировать судопроизводство и в этой части, навязав так называемую гармонизацию санкций, воплощенную в США в виде «Федерального руководства по назначению наказаний». Это руководство предусматривает 43 уровня опасности преступлений и превращает судью в оператора калькулятора, подсчитывающего единственно правильное число месяцев/лет тюрьмы.

 

4. Ряд поправок направлен на расширение применения мер наказания, не связанных с лишением свободы:

уплата штрафа может быть рассрочена судом на  пять лет (вместо трех, как было раньше; статья 46 УК);

обязательные работы могут быть назначены на срок до 480 часов (было 240 часов; статья 49 УК);

исправительные работы могут отбываться как по основному месту работы осужденного, так и в местах, определяемых органами местного самоуправления, если осужденный нигде не работает (ранее это наказание имеющим работу не могло быть назначено; статья 50 УК).

Зачастую суды не решаются прибегнуть к альтернативным наказаниям из-за их трудноисполнимости или, как они полагают, излишней мягкости. Поэтому повышение вариативности наказаний сокращает число заключенных.

В том же ряду – новая редакция статьи 107 УПК о домашнем аресте. Порядок избрания, продления, исполнения этой меры пресечения изложен теперь более детально.

 

 

II.Изменения, влекущие неоправданное ужесточение Кодекса

 

1. Казалось бы, хорошо, что в статье 56 УК устанавливается теперь, что лишение свободы по преступлениям небольшой тяжести может быть назначено  только при наличии отягчающих обстоятельств. Однако из этого правила сделано исключение, относящееся к преступлениям, связанным с наркотиками: «Наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному,  совершившему  впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных     статьей 63 настоящего Кодекса, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, частью первой статьи 231 и статьей 233». В новой норме не говорится, конечно, что по этим статьям надо обязательно сажать. Только эта оговорка наверняка приведет к росту числа осужденных за наркотики – наиболее уязвимых жертв уголовной политики. Их и так  непомерно много (124168 человек на конец 2010 года, или 15 % от общего числа заключенных), даже несмотря на то, что в последние годы по вышеназванным статьям назначается преимущественно условное наказание или штраф (хотя хранение наркотиков было преступлением средней тяжести).

Теперь же, при небольшой тяжести,  приговаривать к лишению свободы за наркотики будут больше, правда, с предоставлением отсрочки до пяти лет изъявившим желание лечиться от наркомании и пройти медико-социальную реабилитацию.

Но лечение вместо наказания – насквозь фальшивая альтернатива.

Применительно к реально больным – это ловушка. Существующее лечение неэффективно, реабилитационное пространство не развито. Вряд ли наркоман, прошедший трехнедельный курс в государственном стационаре и медико-социальную реабилитацию неизвестно где, проснется здоровым и пять лет в состоянии стойкой ремиссии не прикоснется даже к пиву. Устойчивая ремиссия среди пациентов, получивших курс лечения в наркологических клиниках, не превышает 2%. Получается, что тех, кого не смогли вылечить, должны будут, по новому закону, сажать. Оснований для этого заготовлено достаточно: «Осужденный считается уклоняющимся от прохождения курса лечения от наркомании, а также медико-социальной реабилитации, если он, не отказавшись от их прохождения, не посещает или самовольно покинул лечебное учреждение и (или) учреждение медико-социальной реабилитации, либо два раза не выполнил предписания лечащего врача, либо продолжает употреблять наркотические средства или психотропные вещества, систематически употреблять спиртные напитки, одурманивающие вещества, занимается бродяжничеством или попрошайничеством, либо скрылся от контроля уголовно-исполнительной инспекции и его место нахождения не установлено в течение более 30 суток.» (статья 178.1 УИК).

Таким образом, основаниями отмены отсрочки и направления для отбывания наказания в колонию будут являться не только рецидивы наркомании, но и систематическое употребления спиртных напитков, бродяжничество и попрошайничество. Хотя ни пьянство, ни бродяжничество с попрошайничеством не являются правонарушениями. Человека, соскочившего с наркотиков, станут сажать за то, что он пьет пиво.

Еще хуже становится положение привлеченных к ответственности, но не нуждающихся в лечении –  употребляющих производные конопли или амфетамины эпизодически, ситуационно, а то и впервые. Именно они, а вовсе не больные опийной наркоманией, составляют большинство среди привлекаемых по части первой статьи 228. По сути лечить их не от чего. Значит, будут сажать.

То, что «лечение вместо наказания» приведет не к увеличению числа вылеченных, но – наказанных, ясно и из того, что открытием новых больниц, реабилитационных центров, повышением бюджета наркологии никто не озабочен.

 

2. Представляется спорным появление нового наказания – принудительных работ как альтернативы лишению свободы, если по приговору суда оно не превышает пяти лет[8][8]. Принудительные работы  добавлены в санкции примерно 2/3 статей Кодекса, от чего закон приобрел довольно пухлый вид. Да, это не есть лишение свободы. Но неизвестно, что хуже: два года в колонии-поселении или два года на вредном производстве с помещением в карцер за отказ от работы.

Похоже, ФСИН  всерьез взялся  за восстановление традиционного для нашего государства  каторжно-лагерного производства. Показательно, что тюремное ведомство вот уже десять лет саботирует введение наказания в виде ареста, появление которого, согласно закону 1996 года о введении в действие УК, должно было произойти не позднее 2001 года; затем, когда 2001 год миновал – не позднее 2006 года. Более срок вступления в силу положений УК и УИК об аресте не продлевался. Соответствующие статьи формально считаются действующими. Правда, для их активизации должен быть принят отдельный федеральный закон. Правительство таковой не вносит. Нормы об аресте остаются спящими.

По статье 54 УК арест заключается в содержании осужденного в арестном доме в условиях строгой изоляции сроком от одного до шести месяцев – без свиданий (за исключением свиданий с адвокатом), посылок и передач, без права на УДО. Это жесткое, но короткое наказание не дает тюремной администрации никаких поводов для манипуляций и коррупции. Принудительные же работы – настоящий подарок тюремщикам, от которых там будет зависеть все, вплоть до разрешения осужденным проживать вне исправительного центра – дома, с  семьей.

 

3. С заменой уголовного наказания за клевету и оскорбление административным появилась административная ответственность должностных и юридических лиц за «непринятие мер к недопущению» этих действий (статьи 5.60, 5.61 КоАП). Что  означает очередное усиление цензурного давления на СМИ путем культивирования в них инстинкта самоцензуры. Не исключено применение этих статей и к сетевым администраторам за неудаление клеветнического и оскорбительного контента.

 

4. Изменения антинаркотических статей УК оставляют впечатления незаконченности. Заметных поправок в них не внесено. Не предусмотрена по этим статьям и замена лишения свободы принудительными работами.

Однако это не относится к новой статье 229.1 УК о контрабанде наркотиков  и всего с ними связанного, включая аналоги и прекурсоры. Здесь либерализация двигает желваками. То, что в прежней контрабандной статье 188 наказывалось от 3 до 7 лет, развернуто теперь цепочкой отягчающих признаков, вплоть до лишения свободы за особо крупный размер в пределах от 15 до 20 лет.

Из последнего следует, что именно такой срок полагается получить, например, за заказ на заграничном сайте курительных смесей типа «спайс» весом более 0,05 гр. (таков сейчас особо крупный размер для синтетического каннабиноида JWH-018, при этом размер определяется с учетом иных компонентов смеси). Так называемые "легальные" смеси почти всегда квалифицируются следствием как аналоги и производные, по той же статье.

За последние два года курительные смеси превратились в средство массовых посадок. На сайт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, по этому поводу приходит сотни обращений. Происходит  «контрабанда наркотиков» обычно так: глупые пацаны заказывают в интернете неизвестно из какой страны несколько грамм, товар преподносится там как легальный, вывешен некий сертификат. Заказ меньше грамма, судя по объявлениям на сайтах, не принимают. Т.е. в любом случае контрабанда осуществляется в особо крупном размере. На почте экспериментаторов встречают люди в штатском. Сажают за это и по прежней статье 188-й сверх всякой меры (от 3 до 7 лет). Теперь же, по закону о "либерализации" – минимум 15 лет. Для сравнения: за убийство двух и более лиц минимум 8 лет.

 

См. также рекомендации по применению новых положений УК в части, касающейся ответственности за наркотики  http://hand-help.ru/doc4.5.html.

 





 

Шаг вперед, два шага назад

Лев Левинсон

Не знаю, хвалить или ругать изменения в Уголовный кодекс, принятые на днях Думой в окончательной редакции, на основе президентского законопроекта. Шел он под лозунгом либерализации и гуманизации, и в нем действительно есть несколько серьезных пунктов, способных повлиять на сокращение уголовной репрессии. Но есть и сомнительные новшества, которые будут работать в обратном направлении. Понимаю разработчиков проекта и не брошу в них камень. Законотворчество в этой сфере – это всегда торг с полицией, наркоконтролем и прокуратурой. Чтобы смягчить и улучшить в одном месте, приходится ужесточать в другом. Поэтому, оценивая закон, приходится относиться к нему как к двум разным инициативам, перемешанным в одном флаконе.

Начнем, как водится, с хорошего.

1. Отменяется уголовная ответственность за оскорбление, клевету (в том числе в отношении судей, прокуроров и им подобных), а также за «простую» контрабанду, т.е. за перемещение через таможенную границу незадекларированных товаров и предметов, кроме перечисленных ранее в части 2 статьи 188 УК спецобъектов – наркотиков, оружия, стратегических товаров и культурных ценностей. Кроме того, декриминализуются совершенные в некрупном размере: причинение ущерба путем обмана/злоупотребления доверием и незаконный оборот драгоценных металлов и камней. Клевета, оскорбление и прочее вышеперечисленное переходит из УК в КоАП. И, что по нынешним временам в диковину: из статьи 212 «Массовые беспорядки» исключаются «призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти», за что можно было привлекать и без обвинения в организации массовых беспорядков или призывах к ним.

2. Вводится институт освобождения от уголовной ответственности по делам об экономических преступлениях. Впервые привлекаемых за неуплату налогов преследовать по УК не будут при возмещении ущерба бюджету. За многие другие экономические преступления, совершенные впервые, устанавливается откупная цена: погашение ущерба плюс его пятикратный размер.

3. По ряду статей повышается планка стоимости объектов преступления, составляющей крупный размер. Важно, что это касается статьи 146 «Нарушение авторских и смежных прав», по который крупный размер увеличивается вдвое (с 50 до 100 тыс.), а особо крупный в четыре раза (с 250 тыс. до 1 млн). Это снижает репрессивность статьи.

4. Суды наделяются правом при наличии смягчающих обстоятельств и при отсутствии отягчающих изменять категорию преступления на менее тяжкую (на одну категорию ниже). При соблюдении некоторых условий преступление средней тяжести может быть отнесено к преступлениям небольшой тяжести, тяжкое – признано преступлением средней тяжести, а особо тяжкое – тяжким. Категория преступления влияет на режим отбывания наказания, сроки УДО и погашения судимости, квалификацию рецидива и другие обстоятельства. Это дополнение может улучшить положение не только тех, кому предстоит предстать перед судом, но и уже осужденных, которые могут обжаловать приговор, прося применить к ним это положение.

5. Преступлениями небольшой тяжести становятся деяния, наказуемые сроком до трех лет лишения свободы (было до двух). Хотя почти все содержательные различия между преступлениями небольшой и средней тяжести за последние десять лет стерты, все же есть категория людей, чье положение в результате повышения планки по небольшой тяжести существенно улучшится. Это лица, признанные невменяемыми в отношении совершенных действий. По статье 443 УПК, если такое лицо привлечено за совершение деяния небольшой тяжести, то принудительное лечение к нему не применяется.

Из этого, в частности, следует, что признанные невменяемыми обвиняемые по части 1 статьи 228 (хранение наркотиков в крупном размере) или части 1 статьи 234 УК (сбыт сильнодействующих веществ в небольшом размере), не могут быть направлены на принудительное лечение, а находящиеся на принудительном лечении – освобождены.

6. У суда появляется возможность при назначении наказания по совокупности преступлений (статья 69 УК) определять его путем поглощения более строгим менее строгого не только по преступлениям небольшой и средней тяжести, но и по тяжким и особо тяжким преступлениям при условии, что они являются неоконченными (то есть при их квалификации с применением статьи 30 УК как приготовления или покушения). Это затрагивает почти всех осужденных за распространение наркотиков, которые приговорены за неоконченные преступления, т.е. по результатам проверочной закупки. Такова позиция Верховного суда: действия, завершившиеся изъятием наркотиков из незаконного оборота, являются покушением на преступление. Среди осужденных по делам такого рода многим вменено несколько эпизодов, каждый из которых квалифицировался в большинстве случаев как отдельное преступление. Сегодня суд обязан применять в таких случаях полное или частичное сложение санкций. По новому закону это не обязательно.

Увы, на полбочки меда приходится много дегтя. Таковым оказывается на поверку кое-что из того, что на первый взгляд представляется смягчением закона.

1. Казалось бы, хорошо, что в статье 56 УК устанавливается теперь, что лишение свободы по преступлениям небольшой тяжести может быть назначено только при наличии отягчающих обстоятельств. Однако из этого правила есть исключение, относящееся к преступлениям, связанным с наркотиками (части 1 статей 228, 231 и статья 233). Да, в новой норме не говорится, что при небольшой тяжести по этим статьям надо обязательно сажать. Только эта оговорка, в совокупности с вводимым лечением вместо наказания, наверняка приведет к росту числа осужденных за наркотики – наиболее уязвимых жертв уголовной политики. Их и так непомерно много (124 168 на конец 2010 года, или 15 % от общего числа заключенных), хотя сегодня по вышеназванным статьям назначается преимущественно условное наказание или штраф (пусть даже это преступления средней тяжести).

Теперь же при небольшой тяжести приговаривать к лишению свободы будут больше, правда, с предоставлением отсрочки до пяти лет изъявившим желание лечиться от наркомании и пройти медико-социальную реабилитацию.

Но лечение вместо наказания – насквозь фальшивая альтернатива. Применительно к реально больным это ловушка. Существующее лечение неэффективно, реабилитационное пространство неразвито. Вряд ли наркоман, прошедший трехнедельный курс в государственном стационаре и медико-социальную реабилитацию неизвестно где, проснется здоровым и пять лет в состоянии стойкой ремиссии не прикоснется даже к пиву. Процент годового воздержания от наркотиков среди пациентов, получивших курс лечения в наркологических клиниках, по самым высоким оценкам, не превышает 8 %. Между тем основанием для отмены отсрочки и направления в колонию являются, по новому закону, не только рецидивы наркомании, но и систематическое употребление спиртных напитков, бродяжничество и попрошайничество. Хотя ни пьянство, ни бродяжничество с попрошайничеством не являются правонарушениями. Однако человека, соскочившего с наркотиков, будут сажать за то, что он пьет пиво.

Еще хуже становится положение привлеченных к ответственности, но не нуждающихся в лечении – употребляющих производные конопли или амфетамины эпизодически, ситуационно, а то и впервые. Именно они составляют большинство среди привлекаемых по части 1 статьи 228. По сути лечить их не от чего. Значит, будут сажать.

Отсрочка для наркоманов вводится с 1 января 2012 года.

То, что «лечение вместо наказания» приведет к увеличению числа наказанных, ясно и из того, что открытием новых больниц, реабилитационных центров, повышением бюджета наркологии никто не озабочен. Реабилитацией, похоже, готов заниматься наркоконтроль и его лучший друг Ройзман. Наверное, по версии ФСКН реабилитацией является «добровольное сотрудничество» и «помощь в раскрытии преступлений».

2. Не вызывает восторга и появление нового наказания – принудительных работ как альтернативы лишению свободы, если по приговору суда оно не превышает пяти лет. Неизвестно, что хуже: два года в колонии-поселении или два года на вредном производстве с помещением в карцер за отказ от работы.

3. С заменой уголовного наказания за клевету и оскорбление административным появилась административная ответственность должностных и юридических лиц за «непринятие мер к недопущению» этих действий (статьи 5.60, 5.61 КоАП). Что означает очередное усиление цензурного давления на СМИ путем культивирования в них инстинкта самоцензуры. Не исключено применение этих статей и к сетевым администраторам за неудаление клеветнического и оскорбительного контента.

4. Изменения антинаркотических статей УК оставляют впечатления незаконченности. Заметных поправок в них не внесено. Исключение составляет новая статья 229.1 о контрабанде наркотиков и всего с ними связанного, включая аналоги и прекурсоры. Здесь либерализация двигает желваками. То, что в прежней контрабандной статье 188 наказывалось от 3 до 7 лет, развернуто теперь цепочкой отягчающих признаков, вплоть до лишения свободы за особо крупный размер в пределах от 15 до 20 лет.

Новая специальная статья 229.1 о контрабанде наркотиков расписана теперь на несколько частей, одна другой строже. Венчает ее контрабанда в особо крупном размере, наказуемая по новому закону сроком от 15 до 20 лет.

Из последнего следует, что именно такой срок полагается получить за заказ на заграничном сайте курительных смесей типа «спайс» весом более 0,05 гр. (таков сейчас особо крупный размер для синтетического каннабиноида JWH-018, при этом размер определяется с учетом иных компонентов смеси), другие курительные смеси свыше - 0,25 гр. Так называемые "легальные" квалифицируются как аналоги и производные, по той же статье.

За последние 2 года курительные смеси превратились в средство массовых посадок. На наш сайт www.hand-help.ru  обращений по этому поводу поступает чуть ли ни больше, чем по марихуане.

Обычная схема такова: человек заказывает в Интернете неизвестно из какой страны несколько грамм, товар преподносится там как легальный. Заказ меньше грамма, судя по сайтам, не принимают. Т.е. в любом случае - особо крупный размер. На почте экспериментаторов встречают люди в штатском.

Сажают за это и сейчас сверх всякой меры (от 3 до 7 лет). Теперь же, по закону о "либерализации" - минимум 15 лет. Для сравнения: за убийство двух и более лиц минимум 8 лет. Звучит ведь угрожающе "контрабанда наркотиков". А выходит в основном: глупые пацаны, не ведующие даже, что занимаются контрабандой и что это наркотики.

Что делать в этой ситуации, не знаю. Во всяком случае, надо об этом говорить. Хотя, по-хорошему, это основание просить Президента отклонить закон.

Из последнего следует, что именно такой срок полагается получить за заказ на заграничном сайте курительных смесей типа «спайс» весом более 0,05 грамма (таков сейчас особо крупный размер для синтетического каннабиноида JWH-018, при этом размер определяется с учетом иных компонентов смеси).

Взирая на это нововведение, сомнения - хвалить или ругать новый закон - переживаются особенно остро.

 

***

Секретарю Общественной Палаты РФ 

Велихову Е.П.

Копия: Уполномоченному по правам человека в РФ

Лукину В.П.

 

 

Обращение  к Совету Общественной  Палаты  России

 

          10 ноября 2010 года состоялось заседание  Рабочей группы Общественной Палаты  по рассмотрению кандидатур в члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в 50 субъектах России. По ее итогам среди других были отвергнуты кандидатуры рекомендованных Общественным советом Москвы и успешно работавших ранее в столичной ОНК Михаила Кригера и Ивана Ниненко, известных правозащитников, выдвинутых в ОНК Нижегородской области - Сергея Шимоволоса и в ОНК Республики Коми - Эрнеста Мезака.

 

            Основанием  для отвода кандидатур Кригера и Ниненко стала «закрытая» информация о том, что они якобы неоднократно задерживались сотрудниками  милиции  за  участие  в несанкционированных публичных акциях и привлекались к административной ответственности.  Между тем, за последние два года Кригер и Ниненко к административной ответственности вообще не привлекались. Более того, хотя в 2003 – 2010 гг. Кригер задерживался 15 раз, однако  административные постановления  в отношении него выносились лишь  дважды и оба раза  причиной  этого  была известная коллизия в связи с правоприменением  норм   Федерального закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", что нашло впоследствии свое подтверждение в отсутствии судебных решений в отношении М.Кригера.

          Основанием  для отвода  кандидатуры  С. Шимоволоса стало то, что при одном из посещений  ФБУ ИК № 5 г. Н. Новгород он имел с собой мобильный телефон с диктофоном.  При  этом о намерении сделать это был заранее  предупрежден начальник колонии; тем  не менее это послужило предлогом для недопущения  встречи Шимоволоса с осужденным, объявившим голодовку, и последовавшим административным преследованием правозащитника.  Отметим, что Сергей Шимоволос – один  из создателей системы общественного контроля в нашей стране.

 

             Подчеркнем, что эти отводы имели место в ситуации, когда Рабочей группой ОП РФ было рекомендовано немало малоизвестных лиц с явно недостаточной квалификацией, выдвинутых общественными структурами, близкими к правоохранительным ведомствам. А с другой стороны те же ведомства имели возможность скомпрометировать опытных членов ОНК первого созыва, нередко критиковавших их все эти годы; к тому же лишь в одном из этих случаев, с экспертами обсуждалось не-включение кандидата в состав ОНК Нижнего Новгорода; во всех остальных невозможно было ни опровергнуть, ни проверить т.н. оперативную информацию о «неудобных» кандидатах и, тем более,  оспорить основания их отвода в качестве рекомендуемых членов ОНК соответствующих регионов.

 

              В такой ситуации Совет Общественной Палаты РФ, по нашему мнению, должен поддержать выдвижение в ОНК  активных и  квалифицированных правозащитников, одновременно поставив под сомнение привлечение членов ОНК к  административной и  уголовной  ответственности без тщательного и открытого рассмотрения подобных случаев с участием общественности,  в том числе за  пронос  членами ОНК в места принудительного содержания  необходимых в работе ОНК технических средств,  не представляющих  угрозу  безопасности  мест содержания под стражей.

 

              Мы считаем, что от правозащитных  организаций России  Общественная  Палата РФ получила  значительный кредит доверия, которое выразилось в нашем активном участии в совместном формировании ОНК первого и второго созывов на основании Федерального закона "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания".

   Сейчас  подобное доверие находится под угрозой, ряд СМИ, правозащитных организаций и гражданских активистов вынуждены прибегнуть к публичному протесту против указанных намерений Общественной Палаты РФ.

 

          Мы призываем Вас исправить данную ситуацию и вернуться к рассмотрению всех обстоятельств отвода кандидатур  Михаила Кригера,  Ивана Ниненко, Сергея Шимоволоса, Эрнеса Мезака и, возможно, других кандидатов в члены ОНК, отвергнутых, исходя из односторонней информации, которая не должна рассматриваться столь безоговорочно и, тем более, быть решающим основанием для принятия общественно значимых решений Совета Общественной палаты РФ.

 

 

С уважением и надеждой на понимание нашей позиции,

 

   эксперты Рабочей группы Общественной палаты по формированию и взаимодействию с общественными наблюдательными комиссиями по осуществлению общественного контроля за      обеспечением прав человека в местах принудительного содержания

 

Андрей Бабушкин      Валерий Борщев       Валентин Гефтер

 

15.11.2010

*  *  *

 

Прекратить насилие в Химках!

 

Открытое обращение к Президенту России Д.А.Медведеву

 

4 ноября 2010 года совершено покушение на Константина Фетисова, организатора и участника многих акций в защиту Химкинского леса и, в целом, защитника прав химчан, возглавляющего местное отделение партии «Правое дело». С проломленным черепом, в состоянии комы он был доставлен в больницу, его состояние остается крайне тяжелым.

Это - очередное преступление в отношении гражданских активистов в Химках, краткий перечень которых звучит как сводка из района боевых действий и приводится в Приложении.

Все нападения были совершены на тех граждан, кто активно выступал против неправомерных действий главы администрации г. Химки, обвиняя его в нарушении российского законодательства. Все они остались не расследованными. Нет надежды и на то, что покушение на Фетисова будет раскрыто.

В тех случаях, когда нападавшие обнаруживались, то это были как наемные бандиты, так и представители правоохранительных органов. Однако во всех расправах прослеживается заинтересованность руководства района и связанного с ним бизнеса.

В связи с этим мы призываем Президента России отстранить от должности прокурора Химкинского района, начальника Управления внутренних дел и начальника районного управления ФСБ, ничего не сделавших для раскрытия этих преступлений.

Кроме того, просим Президента России дать указание о расследовании этих преступлений на федеральном уровне – Следственным комитетом РФ и МВД РФ – с целью не только установления виновных в нападении на К.Фетисова, но и расследования всей системы заказных нападений и коррупционных связей, сложившейся в Химкинском районе Московской области. Просим также оказать содействие в отстранении В.В.Стрельченко от исполнения обязанностей главы административного округа Химки на время расследования, поскольку имеются обоснованные предположения, что с его стороны будет оказываться противодействие объективному и честному расследованию.

Сохранение в Химкинском районе нагло и отрыто действующей системы оргпреступности не только является вызовом верховенству права в России, но и дискредитирует всю систему российской власти в глазах граждан.

 

Людмила Алексеева, Московская Хельсинкская группа

Лев Пономарев, движение «За права человека»

Олег Орлов, Александр Черкасов, Правозащитный центр «Мемориал»

Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело»

Светлана Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие»

Алла Гербер, Фонд «Холокост», член Общественной палаты РФ

Борис Альтшуллер, РОО «Право ребенка», член Общественной палаты РФ

Елена Тополева, член Общественной палаты РФ

Олег Зыков, член Общественной палаты РФ

Валентин Гефтер, директор Института прав человека

                                                                                                                     

 

                                                                                                                      Приложение

 

 

СВОДКА НАПАДЕНИЙ НА ГРАЖДАНСКИХ АКТИВИСТОВ В гИМКИ

Апрель 2007 г. Избиение сотрудниками местной милиции участников митинга, выступивших против варварского перезахоронения останков воинов – защитников Москвы.

 

Май 2007 г. Взорван автомобиль М.Бекетова, главного редактора газеты «Химкинская правда».

 

Февраль 2008 г. Нападение на руководителя фонда «Гражданское согласие» А.Юрова. Ему было нанесено 8 ножевых ранений. По его мнению, это было местью администрации за его письмо Президенту В.В.Путину, в котором он жестко критиковал действующую власть гимки.

 

Февраль 2008 г. Избит милицией и осужден на 15 суток А.Буслаев – организатор митинга против повышения цен на услуги ЖКХ.

 

Ноябрь 2008 г. Покушение на М.Бекетова. Он найден возле своего дома в состоянии комы, с проломленным черепом. На следующий день неизвестные позвонили в больницу с угрозой добить Бекетова.

 

Январь 2009 г. В центре Москвы застрелен известный правозащитник, адвокат С.Маркелов, защищавший М.Бекетова по делу «О клевете на В.Стрельченко».

 

Январь 2009 г. В своем подъезде избит защитник Химкинского леса А.Парфенов.

 

Март 2009 г. Умер после жестоких побоев верстальщик газеты «Гражданское согласие» Сергей Протазанов. Он готовил к выпуску номер газеты о нарушениях на выборах главы администрации г. Химки.

 

Июль 2009 г. Избит А.Пчелинцев, руководитель местного фонда «Против коррупции, обмана и бесчестья». Ему стреляют в рот из травматического пистолета. К счастью, врачам удалось спасти его.

 

Ноябрь 2009 г. На 70-летнего защитника Химкинского леса В.Капытцева совершено два нападения: пытались его зарезать, устроить взрыв в его доме. К счастью, он не пострадал.

 

Август 2010 г. Беспрецедентно грубо, с применением силы в центре Москвы после пресс-конференции задержана подмосковным ОМОНом лидер защитников Химкинского леса Е.Чирикова для принудительной доставки на допрос.

 

Сентябрь 2010 г. Первое нападение на К.Фетисова, он избит.

 

Ноябрь 2010 г. На К.Фетисова совершено покушение.

 

*  *  * 

 

О деле Бычкова

Лев Левинсон
19.10.2010
http://grani.ru/blogs/free/entries/182784.html

У нас чуть что - сразу уголовное дело. А надо было разбираться не с Бычковым, а с его центром и вообще с «Городом без наркотиков» и разрешать конфликты в рамках гражданского судопроизводства и в публичных дискуссиях. Чтобы не получалось что президент узнал о чем-то из Интернета и затем все каналы рассказывают, что "президент что-то узнал". Тут же создается миф, обнаруживается, что в прокуратуре у нас якобы сидит наркомафия, а Бычков – Робин Гуд, нечто среднее между плечистым и крепким парнем из стихотворения Маршака и приморскими партизанами.

На мой взгляд, ребята из «Города без наркотиков» перегибали палку в своем реабилитационном энтузиазме, и это требовало какой-то реакции со стороны властей. Только УК здесь не нужен. Это могли быть другие меры реагирования со стороны надзирающих и контролирующих органов: будь то прокуратура или органы здравоохранения и наркоконтроля.

Мне, честно говоря, несимпатичны методы, которыми действуют Ройзман и вся его команда, включая Бычкова. Но я не могу категорически утверждать, что методы шокового силового воздействия на человека, страдающего наркоманией, недопустимы ни в каком случае. В определенных пределах и по отношению к определенным больным это может быть результативно. Все организации - и коммерческие и некоммерческие, и занимающиеся реабилитацией на религиозной основе, и по 12-шаговой системе, традиционными и нетрадиционными методами – все они завышают свои показатели по части ремиссии. Проверить это невозможно. И всегда даже в самом сомнительном реабилитационном центре найдутся пациенты, на которых лечение подействовало положительно. Потому что здесь подключаются внутренние ресурсы: если сам человек настроен на выздоровление, ему могут помочь самые разные методы. Поэтому и центр Берестова, и центр Маршака, и любой государственный наркологический центр могут иметь какой-то процент положительных результатов. У кого он больше, у кого меньше, никто не может сказать достоверно.

У Тенгиза Абуладзе в фильме «Древо желания» старушка-мать водит за собой великовозрастного сына, страдающего каким-то сонным ступором, и просит батюшку и других высокодуховных лиц: "Будь так добр, ударь моего сына". Когда парня бьют, он действительно оживает и сам начинает драться.

Если Бычков виновен в похищении людей, тогда почему родители не привлечены как соучастники? Зачастую родители сами пережимают, и это касается не только наркотиков. Так, чаще всего задерживаются или навсегда остаются в некоторых религиозных группах дети тех родителей, которые наиболее активно борются с сектами (в правовом смысле я не приемлю этого слова, но публицистически его можно использовать). И ведь когда в государственных наркологических центрах удерживают больных, мы не называем это похищением человека.

На наркологию должно распространяться законодательство о психиатрии, где четко прописано, в каких случаях недобровольное лечение страдающих психическими расстройствами людей допускается и даже необходимо. Решение в любом случае принимает врач, в каком-то случае оно, конечно, может быть оспорено.

На практике наркологическое лечение ускользает от этого регулирования, хотя наркомания – это психическое расстройство. Мы же прекрасно понимаем, что есть случаи, когда психиатрическое воздействие на личность неизбежно связано с насилием, с принуждением. От этого не уйдешь, существуют такие состояния, которые этого требуют. Некоторые стадии наркомании близки к этому. Но поскольку все это не урегулировано, а скорее – не осознано, то получается, что тот, кто методы, совершенно естественные в психиатрии (смирительные рубашки, фиксация в лежачем положении и т.п.), использует для лечения наркомании, становится преступником. Правовое поле устроено таким образом, что человек, который затевает работу, так или иначе связанную с наркоманией, рискует вступить в противоречие либо с бессмысленным законом, либо с какой-либо профессиональной монополией.

В НИИ терапии Сибирского отделения РАМН доктора наук лечат наркоманов розгами. И ничего.

Надо сказать, что есть более гуманные, чем у Бычкова, и в то же время более эффективные методы, которые у нас тоже запрещены. Допустим, если сейчас кто-то занялся бы заместительной терапией, то есть лечением бупренорфином, метадоном или медицинским героином, ему бы не 3,5, ему бы 13,5 лет дали. И формально прокурор был бы прав.

У нас единственная страна в Европе, где полностью запрещено лечение наркомании наркотическими средствами - теми же метадоном, героином. Хотя именно героиновая терапия дает наиболее высокий результат при тяжелых формах опиоидной наркомании, это показывает опыт Швейцарии и Германии.

Однако российская наркология - это придаток к правоохранительной системе. Вся антинаркотическая политика государства построена на силовых, полицейских методах. Наркология бессильна потому, что она по остаточному принципу финансируется, по остаточному принципу регулируется. Нет законодательства о профилактике, есть только ужесточающие поправки в Уголовный кодекс.

Безнравственно обвинять Бычкова в похищениях и прочих силовых действиях на фоне тотального насилия, которому подвергаются наркоманы и не наркоманы в милиции и наркополиции. Можно представить, насколько добровольно давали показания против Бычкова так называемые потерпевшие.

Я не разделяю позицию государственного обвинения и суда по данному делу. Но то, что последовало за приговором, еще хуже. Комментарии президента Дмитрия Медведева и главы ФСКН Виктора Иванова, по-моему, совершенно вне рамок правового поведения. Мы, как граждане, можем защищать Бычкова, протестовать против судебного решения, требовать пересмотра, клеймить суд и так далее. Но президент неправомочен давать поручения генеральному прокурору «взять под контроль, разобраться». Генпрокурор не подотчетен президенту в своей процессуальной деятельности. Прокуратура может действовать в интересах осужденного, если нарушены правовые нормы, но совершенно самостоятельно, без указания президента. Выступления Медведева и Иванова – недопустимое вмешательство должностных лиц в судебную компетенцию, неприкрытое давление на суд. То, что это произошло в деле Бычкова, – тем хуже для Бычкова, если его такими неправовыми методами будут вытаскивать.



Правовые консультации по делам, связанным с наркотикамиПравовые консультации по делам, связанным с наркотиками

* * *

    

  Мы представляем здесь подборку материалов, посвященных выставке "Осторожно, религия!", размещенной, а затем разгромленной в Центре-Музее им. А.Д.Сахарова еще в январе этого года. Вслед за погромщиками вступило государство, возбудившее два альтернативных уголовных дела: в отношении хулиганов и по факту организации выставки. Однако возбуждение первого было признано судом незаконным. Расследование второго продолжается. Ободренные судебной поддержкой, поборники религиозного фундаментализма потребовали от прокуратуры признать центр Сахарова экстремистским сообществом.

Споры ведутся не только и не столько о том, где начинается и кончается искусство, не сводится наше обсуждение и к "канонической территории" религии. И не только правовые проблемы волнуют нас в этой истории.

Случилось так, что художники и правозащитники выступили в этом споре как одна сторона. Успешен ли оказался, уместен ли такой союз? Внутри правозащитного сообщества нет на этот счет единого мнения, даже под “натиском” борцов за святыни.

Тем не менее не повод ли это задаться более общим вопросом - о самом правозащитном дискурсе? О его замкнутости, самодостаточности, о его (неовместимости с иными формами современной жизни. Отталкиваясь от вопроса о случайности либо необходимости встречи Сахаровского центра с современным искусством, уместно задуматься о природе диалога правозащитного движения с современной политикой (правыми, левыми, патриотами, радикалами, антиглобалистами) и с российским социумом (бедными и богатыми, крупным капиталом и образованным классом, обывателями и маргиналами). Не в последнюю очередь это будет вопрос о молодых: способны ли мы осмысленно собраться на одной площади? Или правозащитник - не более чем сантехник, функционально прочищающий засоры в любом здании? При всем уважении к слесарному мастерству, можно предположить, что грамотный сантехник предпочтет, в конце концов, следить за канализационным благополучием в отдельных органах власти и офисах олигархов (о чем свидетельствует экстренное вмешательство правозащитников в дела ЮКОСа), а не озадачиваться состоянием системы, составной частью которой являемся и мы сами …

Ждем Ваших рассуждений по этим вопросам.

 

 МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Юрий Самодуров. Несмотря на оказываемое на нас давление, Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова не перестанет быть открытой площадкой для свободного обсуждения любых значимых и острых проблем.

Обращение к Генпрокурору. По мнению Думы, в действиях организаторов выставки, экспонировавших "оскорбительные для чувств православных изображения", усматривается разжигание религиозной вражды.

Лев Левинсон. Само понятие "оскорбление чувств верующих" в правовом смысле - юридическое закрепление неравенства, рудимент средневековья.

Борис Альтшулер. Я - то знаю НАСКОЛЬКО НЕМЫСЛИМО для Андрея Дмитриевича, что от его имени говорят на таком языке.

Светлана Ганнушкина. Выставке, организованной в Центре Сахарова, неизбежно придается несколько иное значение, чем просто художественной выставке.

Алексей Семенов. Юридически же, право на “богохульство” – то, что отличает современное свободное светское государство от тоталитаризма государственных религий.

Решение Большого Жюри Союза журналистов. Большое Жюри воздерживается от оценки художественной выставки “Осторожно, религия”, поскольку это выходит за пределы компетенции Большого Жюри. В то же время Большое Жюри отмечает, что название выставки могло быть воспринято как провокативное.

Интервью с директором музея. …церковные символы допустимо использовать для создания нерелигиозных художественных образов.

Женя Окунь.Милая Религия! Будь осторожна! Смотри, куда ты попала: зная о твоей бескорыстности и бессмертии, они используют тебя в своей воинственности, прикрываются тобой в своём невежестве…”

Ответ на мнение Боннэр. надменное отношение к искусству не лучше (а с точки зрения самих художников, наверняка, хуже) случившегося хулиганского действия…


АРХИВ


"...Если не Миронов, то это будет еще дальше от нас. "

ХОТЯ НАШЕГО МНЕНИЯ И НЕ СПРОСЯТ

 22 мая 2003 года истекает установленный конституционным законом 5-летний срок деятельности Уполномоченного по правам человека в РФ Олега Миронова.

Мы помним, сколь малоподходящей для этой должности представлялась нам фигура Олега Орестовича. Но уже спустя года два очевидным стало его развитие, стремление соответствовать своему статусу, исполнять свои обязанности добросовестно. Конечно, к Миронову можно предъявить немало серьезных претензий. Безусловно, от Уполномоченного можно было бы ожидать большей публичности, - все-таки это роль для трибуна (недаром эта должность в некоторых странах, например, в Испании, так и называется "защитник народа"). Как бы то ни было, сложно спорить с тем, что в отличие от многих, в том числе ряженных в тоги демократов и либералов, Олег Миронов не "лег под власть", не стал подмазываться к режиму. Он явно не попал в обойму кремлевских любимчиков - и явно ничего для этого не делал. Это дает власти основания игнорировать федерального омбудсмана. И это делает его шансы на предстоящих в мае - июне следующего года выборах нового Уполномоченного, мягко говоря, минимальными.

Напомним, что выдвинуть кандидатуру на пост Уполномоченного может любой депутат, но для его включения кандидата в список для последующего тайного голосования необходимо не менее двух третей голосов депутатов Думы - квалифицированное большинство. Затем, после составления списка проводится процедура тайного голосования, требующая простого большинства голосов. Однако каждый, чья кандидатура предложена, имеет право выступить на заседании Думы, т.е. получает трибуну.

Правозащитному сообществу пора определить свою позицию по предстоящему назначению омбудсмана. Высказываются предложения поддержать Олега Миронова. Следует помнить, что любой выдвинутый кандидат, трезво оценивающий свои шансы, вправе, после выступления перед палатой, снять свою кандидатуру в пользу более проходной.

Не скроем, что в качестве возможных кандидатов уже упоминаются - в кулуарах, конечно, - имена Эллы Памфиловой, Елены Мизулиной. Приходится слышать о том, что, возможно, резкого отторжения власти, с учетом совместного сидения на Гражданском Форуме, не вызовет и кандидатура Людмилы Алексеевой. Безусловно, Кремль может внести и самое неожиданное предложение.     

Как нам правильно позиционировать себя в этой ситуации?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Светлана Ганнушкина: Живой человек боролся с неким
абстрактным государственником и победил.

 Мы уже выразили свою позицию,
сделав заявление о том, что считаем необходимым сохранение за Олегом
Орестовичем Мироновым  поста Уполномоченного по правам человека. Надо
сказать, что деятельность Олега Миронова действительно достойна
глубокого уважения. Изменение отношения к жизни в самом широком смысле
у человека зрелого, имеющего определенные убеждения, вызывает
изумление. Случайно получилось так, что я немного знаю, как нелегко
давалась Олегу Орестовичу эта метаморфоза. Однажды я слышала его
разговор с самим собой в гардеробе перед встречей, посвященной
возобновлению военных действий в Чечне. Живой человек боролся с неким
абстрактным государственником и победил.
Омбудсман не должен быть удобным для власти, не может ходить в ее
любимчиках исполнительной власти. Но все мы понимаем, что Дума получит
указание из Администрации президента и проголосует соответственно.
Кто будет предложен Думе?
Элла Памфилова только что начала работу в другой структуре, невозможно
ее сразу же оставить, не попытавшись сделать что-то осмысленное.
Людмиле Михайловне этот пост не нужен, ее место вполне определенно, а
борьба с аппаратом, который неплохо бы подразогнать, отнимет слишком
много сил. А в паре с Олегом Орестовичем они сделали несколько весьма
полезных дел. Думаю, что все мы заинтересованы в том, чтобы это
сотрудничество продолжалось и развивалось.

 

Людмила Вахнина: Надо нам
отучаться от сектантства, которое некоторые совершенно безосновательно называют принципиальностью.


Думаю, надо Миронова поддержать. Вдруг его поддержат по старой памяти и коммунисты? Они в последнее время стали все чаще произносить слова "права человека" без определения "так называемые". А все остальные, по-моему, совсем не имеют
шансов через эту Думу пройти. И неужели мы не способны оценить труд души и
разума, приводящие человека к нелегкой переоценке ценностей? Надо нам
отучаться от сектантства, которое некоторые совершенно безосновательно называют принципиальностью.

 


Валентин Гефтер: Выдвигать надо не одного из нашей среды, а разных. Чтобы дать трибуну…

 

Ответ прост и сложен одновременно. После октябрьских событий в Москве ясно, что власти вообще не нужны не вписывающиеся в систему госправозащитники. Из этого следуют два, может быть противоположных, вывода:

1.      Выдвигать надо не одного из нашей среды, а разных. Чтобы дать трибуну, хоть и думскую, и вообще пропиарить разные и резкие, но не эпатажно-вульгарные, мнения и позиции. Кстати, если голоса в Думе расколются на многих, то тем дольше Миронов усидит на своем нынешнем месте.

2.      Ничто не мешает лидерам гражданского общества вести закулисные переговоры о наиболее проходимой из нас устраивающих кандидатур. Сейчас я не вижу ни одной безусловной, но думаю, что Миронова пора менять на нечто более трудогольное, не столь одиозное по стилю и одновременно с реальным доступом к Кремлю для воздействия на ведомства. Из перечисленных это, все-таки, Алексеева, а из ихних лучше уж кто-то типа Козака (!??).

Вообще же мне кажется, что в ближайший год-полтора нам будет не до такого рода проблем – предвыборный накат перехлестывает прежнее позиционирование в общественно-правовом поле. (Сколько «П» в последней фразе, но главного имени не произнесено).



Юрий Вдовин … в человеке профессионал юрист победил политика.

 

Олег Миронов продемонстрировал ситуацию, когда в человеке профессионал юрист победил политика. Я бы поддержал его кандидатуру на второй срок и поискал бы путей помочь ему укомплектовать его персонал менее ангажированной политически публикой. Мне кажется, что он соответствует этой должности в главном - в содействии защиты прав и законных интересов граждан. Пожалуй, я тоже найду у него недостатки, мешающие ему более эффективно содействовать соблюдению прав человека, но в наших условиях надо просто пробовать использовать и его недостатки. Наверное, это трудно, но мне кается, что Э.Памфилова, Мизулина и даже Алексеева по разным причинам менее подходят для этой работы. Конечно, наш парламент может и Патрушева выбрать оперуполномоченным по правам человека, но было бы целесообразно начать какую-то компанию по поддержке Олега Миронова как кандидата на эту должность на второй срок. Мы наладили с ним сотрудничество, и, если он будет тянуть второй срок, мы будем ему помогать и сотрудничать с ним.
  

 

Юрийамодуров: … допускает ли сама Людмила Михайловна Алексеева для себя возможность баллотироваться на пост омбудсмана?

 

Сравнивая упоминаемые в вопросе кандидатуры я безусловно
отдаю предпочтение кандидатуре Олега Миронова по сравнению с кандидатурами
Елены Мизулиной и Эллы Памфиловой (и та и другая , "ложатся" под Путина в
острых ситуациях и всегда будут вести себя совершенно безобидно для власти,
дискредитируя правозащитное сообщество и пост омбудсмана, т.е. будут вести
себя так же как сейчас, когда и Памфилова и Мизулина молчат "в тряпочку" в связи с
Чечней). Что касается сравнения кандидатур Миронова и Алексеевой, то прежде
чем думать и взвешивать, кого из них следовало бы предпочесть, исходя из интересов дела, хотелось бы знать,  допускает ли сама Людмила Михайловна Алексеева для себя возможность баллотироваться на пост омбудсмана.
 

 

Татьяна Локшина: Л.М. не хочет этой
должности.

 

Мне кажется, этично поддержать Миронова. Его кандидатура, конечно,
непроходная, но он проявляет лояльность правозащитному сообществу. Его
интервью по результатам последней поездки в Чечню были настоящим
прорывом. Было бы  хорошо сегодня, когда его обстоятельства довольно
печальны, проявить лояльность по отношению к нему.
Что касается Алексеевой -- здесь нечего обсуждать. Л.М. не хочет этой
должности. А получить трибуну и потом отказаться считает неприемлемым
для себя лично.

 

:
Александр Верховский:   …  пост все-таки такой, что хотелось бы реального успеха, а не пропагандисткой акции.

 

Кандидатура будет на практике согласовываться в кулуарах и, скорее
всего, мы все попадем в положение, когда реальной альтернативы не будет, а
будет только возможность в зависимости от фигуры поддержать, условно
поддержать или выразить протест.
    Выдумывать и продвигать "своего" кандидата бессмысленно: вероятно, уйдет
много сил на его согласование и точно наша поддержка сама по себе совершенно
недостаточна. А пост все-таки такой, что хотелось бы реального успеха, а не
пропагандисткой акции.
    Вот если хоть сколько-то неочевидная альтернатива все-таки возникнет,
тогда и надо будет срочно собирать некий мини-форум для выработки
консолидированного мнения. В этом смысле заранее стоит определяться только с
составом участников.



Эрнст Черный: если не Миронов, то это будет еще дальше от нас.


На мой взгляд, проще поддержать то, что уже существует.  Я не вижу мотивов
по которым его можно не поддержать. Причиной могла бы быть только одна: не
справляется, ничего не делает.  На мой взгляд он вполне прилично работает и
справляется.  А вот не нравится - не довод для замены. Достаточно
самостоятелен. Очень важно, что он оказался человеком без обостренного слуха
и нюха, настроенного на Кремль.  И слух, и нюх, разумеется, есть, но не
обостренные. И это важно. Очевидно, что Ковалев или его аналог
сегодня не пройдет.  Тогда (если не Миронов) выбирать придется между
Мизулиной и Панфиловой.  Обе, похоже, хуже.  Но не исключено, что найдут и
еще шибче.  Алексева, конечно, хорошо, но она никогда не справится с
бюрократической машиной (с точки зрения структуры аппарат уполномоченного -
обычное государственное ведомство) ее просто слопают.   У Миронова опыта
побольше, но и  у него...
Скорее всего, если не Миронов, то это будет еще дальше от нас. Похоже, что
Миронов для нас и дела фигура оптимальная. Лучше не будет. Стоит
сосредоточится на его поддержке в самых разных формах.  От добра ...
 

Александр Подрабинек: Можно Миронова, можно Алексееву, можно Здановича или Трошина…


Можно Миронова, можно Алексееву, можно Здановича или Трошина - большой
разницы не вижу. Они все более или менее приятны  Кремлю и ничего
толкового делать не могут и не будут.




ЗАКРЫВАТЬ ЛИ РОССИЮ ОТ МИГРАНТОВ?

Последние законодательные решения (прежде всего - закон о гражданстве, а в ближайшем будущем - и закон о правовом положении иностранных граждан) ужесточают положение не-граждан, как уже проживающих в России, так и желающих в ней проживать.

В Законе о гражданстве недаром исключена первая строка пока еще действующего старого закона: "В Российской Федерации каждый имеет право на гражданство". Теперь это не право, а милость, произвольное усмотрение, как говорят кремлевские разработчики - "особый институт".

Так что, Россия не испытывает нужды в мигрантах? Действительно ли актуальны ограничения - как на гражданство, так и на въезд-выезд? Какие ограничения свободы передвижения и выбора места жительства каждого (а в Конституции говорится о соответствующем праве каждого) уместны? Следует ли перенимать опыт США? Опыт Европы - пример чужих ошибок? Значит, будем бояться "мусульманизации"? Это первый круг вопросов.

Второй - что есть "нелегальная миграция"? Существует ли некая часть ее, с которой следует "бороться"?

И, наконец, - о соотечественниках. Может быть, от этого понятия, отдающего великодержавием, пора отказаться? Или же, разорвав десять лет назад общее пространство по живому, нельзя устанавливать общие правила для вьетнамцев и для тех, кто совсем недавно жил в единой стране?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Александр Осипов: Не может не тревожить любая гоньба власти за людьми, то есть любимое занятие российского государства.

Светлана Ганнушкина: закрыть Россию от мигрантов или от неразумных законодателей?

Борис Альтшулер: Российское законодательство о гражданстве и миграции
должно учитывать особую ситуацию, возникшую после распада СССР


Вячеслав Бахмин: Конечно, Россия – не Франция. Миграция для страны скорее полезна, особенно, если учесть нашу демографическую ситуацию. Но государство вправе разумно и даже избирательно регулировать этот процесс, учитывая экономические, культурные и психологические особенности регионов, их возможности принять и «переварить» определенное число мигрантов. Иначе не избежать волн ксенофобии и насилия, которые должны в не меньшей степени беспокоить правозащитников, чем соблюдение прав желающих въехать в страну.

Михаил Богомолов: Ограничения, устанавливаемые новым законом о гражданстве, особенно в части сроков пребывания на территории России, фактически перекрывают легальные возможности получения гражданства.

Борис Пустынцев: С точки зрения власти, развитие событий в мире после 11 сентября  во многом снимает проблему соблюдения прав человека.

Сергей Шимоволос: Мы увидим трагедии тысяч людей.

Эрнст Черный: В нашей стране только для того, чтобы обеспечить элементарное замещение стареющей и выбывающей рабочей  силы, не говоря уж о компенсации общей естественной убыли населения, по  разным оценкам, необходимо "импортировать" (привлекать в страну) более миллиона  человек в год.


СОГЛАСИЛИСЬ БЫ ВЫ ГОЛОДАТЬ ВМЕСТЕ С ДЮПЮИ?

21 февраля 2002 года депутат Европарламента, лидер Транснациональной Радикальной партии Оливье Дюпюи объявил бессрочную головку "перед лицом бездействия" Европейского Совета и Европейской Комиссии, умывающих руки перед лицом чеченской трагедии.

Голодовка объявлена в защиту прав чеченского народа, против репрессий, похищений, пыток и убийства: "С помощью голодовки я хотел бы напомнить те обязательства, которые наш парламент взял на себя, заняв определенную позицию и взяв на себя ответственность по отношению к европейским гражданам и, я добавил бы, по отношению к чеченским гражданам".

Оливье Дюпюи голодает и за чеченскую независимость.. "Наш парламент, - говорится в его обращении, - должен немедленно призвать государства-члены инициировать процедуру международного признания Чечни".

Присоединились ли бы Вы к такой голодовке?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Нельзя смешивать правовые и политические цели, если последние не направлены на верховенство первых.
Валентин Гефтер Считает ли г-н Дюпюи, что "международное признание" и только оно в состоянии предотвратить убийства и пленения людей, совершаемые обеими воюющими сторонами, предотвратить гуманитарную катастрофу на Северном Кавказе?
Лариса Богораз Я мог бы солидаризоваться лишь с первой частью его протеста - той, которая направлена против "репрессий, похищений, пыток и убийства". Право народов на самоопределение составляет для меня проблему, однозначного решения которой я не знаю; и уж во всяком случае, оно не является для меня приоритетной ценностью по отношению к другим правам, - прежде всего, гражданским правам и свободам личности.
Александр Даниэль Может быть, надо голодать, или ехать в Чечню и селиться в каждый дом, разделив судьбу с жителями Чечни. Голодать, сидя дома в Москве, смысла не вижу.
Светлана Ганнушкина Он голодает, чтобы пристыдить своих коллег по Европарламенту. У меня таковых нет. Пристыдить наш российский парламент невозможно - так, где у него была совесть - вырос мандат.
Евгений Ихлов Я не могу поддержать г-на Оливье Дюпюи в его требовании "чеченской независимости", полагая, что такая "политизация правозащиты" чрезвычайно опасна, мешает достижению мира и объективно способствует продолжению кровопролития. Вместе с тем очевидно, что следует настаивать на любых переговорах в целях прекращения конфликта.
Борис Альтшулер Согласился бы, но к бессрочной голодовке не готов.
Юрий Самодуров Заявление Оливье Дюпюи

Заявление Транснациональной Радикальной партии.

 


Послевкусие форума

Гражданский форум, о котором так много и незаслуженно горячо говорилось, наконец, миновал нас - как акция, но не как тема.

Рабочие контакты, создание постоянно действующих переговорных площадок, польза дела - такой была наша мотивация, тех, кто участвовал в форуме.

Что-то, как известно, сорвалось уже тогда, когда власть строго приказала своим чиновникам выстроиться (на два дня) перед делегированными (кем?) гражданами. В большинстве случаев обещания раздавались щедро.

А в сухом остатке? Прошел месяц. Продвинулся ли постоянно действующий переговорный процесс? Не обманули ли Вас? Оказался ли форум полезным для работы Вашей организации, для Вас лично как правозащитника? Испытываете ли Вы сами потребность будоражить тех представителей власти, с кем вроде бы договорились (если, конечно, договорились) о взаимодействии?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Пока создаются лишь видимости.
Валентин Гефтер … не может быть никаких резких улучшений
Сергей Шимоволос … на сегодняшний день мы имеем
позитив.
Татьяна Локшина Надули ли нас? Разумеется, надули.
Светлана Ганнушкина Валерий Абрамкин: Грустные заметки ведущего одной из национальной дискуссии

Татьяна Локшина, Сергей Лукашевский: Гражданский Форум глазами правозащитной НПО

Письмо Нодара Хананашвили, фонд "Нет алкологизму и наркомании"

Сергей Ковалев: Власть и общество против гражданского общества


Идеологические зачистки?

Тема терроризма вновь становится не по хорошему популярной среди политиков. Трагедия США - подарок официальным российским антиэкстремистам, и не только в связи с Чечней. Не Путин и не Грызлов, а либеральный Михаил Краснов, бывший советник Ельцина, пишет в правительственной газете: "Если бороться с терроризмом, то придется бороться прежде всего с идеями ненависти и людьми, сеющими эти идеи. Терроризм – лишь верхушка огромной пирамиды. В ее основании лежат те самые идеи ненависти, или, если говорить более официально, идеи экстремизма – с социальной, национально-расовой или религиозной оболочкой. Кстати, США, гордящиеся своей терпимостью к любым идеям, отрицают ту антиэкстремистскую, гораздо более жесткую модель, которая существует, скажем, в ФРГ или Франции. К сожалению, Россия пока инстинктивно следует в этой сфере американской, а не германской модели". И далее: "Терпимость – великое благо цивилизации. Однако она возможна лишь там, где есть всеобщая нетерпимость ко всякой нетерпимости".  

Так что -  демократия – только для демократов, терпимость – только к тем, кто нам нравится? Вам не нравится Лимонов? Мало того - его идеи вам гадки, книги противны. Так что пусть сидит, пусть получит свои 20 лет? Его пример другим наука?

И мы промолчим после того, как Генеральная прокуратура постановила, после 6 месяцев "Лефортово", освободить его из-под стражи, а потом вдруг - т.е. получив острастку из ФСБ - изменила свое решение, взяла слова обратно? 

Экстремисты пролили кровь в Америке, так пусть Лимонов, антиамериканец к тому же, сидит?

Израильские писатели потребовали от российских властей освободить писателя. "Со словом борются словом, а не грубой полицейской силой", - пишут они.

Должны ли мы, правозащитники, активно защищать Лимонова?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

До сих пор все публичные выступления лимоновцев носили опереточный и эпатажный характер – включая и тот злосчастный подъем на рижскую башню, повлекший отнюдь не опереточный приговор на 15 лет.
Сергей Ковалев Правильнее ставить вопросы не типа "сажать - не сажать", а совсем другие. Например, такие. Нужно ли привлекать к дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения и права заниматься преподавательской деятельностью учителя, который в общих выражениях призывает учеников к джихаду или одобряет какие-нибудь теракты?
Александр Осипов Защищать Лимонова, безусловно, надо. Бороться с идеями лучше всего идеями же. Но это не значит, что нам следует принимать американскую, а не немецкую модель свободы слова.
Светлана Ганнушкина С террором не борются террором, а с нетерпимостью – ответной нетерпимостью, да еще сдобренной заведением уголовных дел на "идейных" экстремистов по очень сомнительным основаниям.
Валентин Гефтер Для общественной защиты нужна ясная уверенность в невиновности арестованного. У меня лично такой уверенности нет. Лимонов, как личность и как общественный деятель, вполне ассоциируется с тем преступлением, в котором его обвиняют.
Александр Подрабинек Задача правозащитников следить, чтобы нормы права в таких, особо сложных или подозрительных случаях, соблюдались государством, чтобы обвиняемый или подозреваемый имел право на квалифицированную защиту.
Вячеслав Бахмин

Обвинение Лимонова в терроризме - очевидная ложь. Конечно, Лимонов не только писатель, он занимается общественной и политической деятельностью, которая может раздражать. Но свобода - либо для всех, либо свободы не будет вовсе.
Татьяна Котляр

Мне, признаться, очень не по душе "раскрутка" правозащиты в отношении "знаковых фигур", которых тоже, естественно, надо защищать. Десятки тысяч людей годами сидят на российских нарах за  мизерные,  непреднамеренные, спровоцированные или вымышленные нарушения законов. Условия содержания этих людей определяются как пытка.
Михаил Богомолов

Главная "заслуга" Лимонова - издание газеты "ЛИМОНКА" и руководство национал-большевисткой партией, которые как я думаю, противоречат всем своим тоном и проводимыми акциями задаче создания правового и демократического государства в России, и никаким образом не проанализированы ни правозащитниками, ни ПЕН-центром, ни прокуратурой.
Юрий Самодуров

Какая разница писатель он или дворник - перед законом все должны быть равны.
Борис Альтшулер

Открытое письмо поэтессы Алины Витухновской в защиту Эдуарда Лимонова

Письмо израильских писателей


Ответственные судьи? Управляемые судьи?

Президент внес в Думу первый пакет законопроектов о реформе судопроизводства, в том числе поправки в законы о статусе судей, о судебной системе, о Конституционном Суде. 28 июня проекты приняты в первом чтении.

Проекты содержат, безусловно, отдельные прогрессивные новации, против которых вряд ли имеет смысл возражать: открытый конкурс на судебные вакансии, ограниченный срок полномочий руководящего состава судов, включение в состав квалификационных коллегий представителей юридической общественности.

Однако, концепция законопроектов не в этом, а в выстраивании судебной власти по жесткой вертикали (на манер прокуратуры), что выражается в назначении судей Президентом без согласования с местными законодательными органами, и в существенном понижении статуса судьи, его самостоятельности, неприкосновенности.

Все мы знаем, с одной стороны, уровень подавляющего большинства российских судей, их понимание независимости как безответственности, неуважение к процессуальному закону, приверженность клановой этике, т.е. полной безнаказанности для "стаи" и нетерпимости к "чужим", "белым воронам". Люди обходят суд за версту, не верят в правосудие и по-прежнему считают суд правоохранительным органом, местом расправы.

С другой стороны, лишение судей независимости, их узаконенная управляемость - то, что предлагается так называемой "группой Козака" - не способно ли вообще ликвидировать в России судебную власть как самостоятельную ветвь власти? Ведь что предлагается? Дисциплинарная ответственность судей (два нарушения правил внутреннего распорядка суда - и прекращение полномочий), их административная ответственность, их упрощенная уголовная ответственность (для того, чтобы посадить судью, согласия квалификационной коллегии, по президентскому проекту, не требуется). Медицинские освидетельствования судей на предмет соответствия. Возрастные ограничения для судей (65 лет). Наконец, проверка сведений о кандидатах в судьи в "соответствующих органах" (так и говорится - "соответствующих").

Дилемма между независимостью и ответственностью судей очевидна. Каким видится Вам правовое, конституционное решение этой проблемы?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Эти новации ведут к тому, чтобы устранить возможность судейского произвола, но облегчить возможность начальственного произвола.
Сергей Ковалев Одну руку тянем за подаянием, а другой стучим по столу
Сергей Ковалев Включение в квалификационные коллегии людей, не принадлежащих судейскому сословию, - является важным новшеством концепции Дмитрия Козака.
Борис Альтшулер Всякое административное вмешательство, даже в благих целях, может чрезмерно и пагубно ограничить судебную независимость.
Сергей Шимоволос …судей надобно выбирать как депутатов, только еще суровей требовать от них подробных и правдивых персональных и профессиональных данных.
Михаил Богомолов Закон о статусе судей надо рассматривать в общем контексте стремления власти к установлению так называемой "управляемой демократии".
Вячеслав Бахмин Доклад Альтшулера: Как победить вседозволенность, не посягая на независимость


Вооружить народ?
      Независимый профсоюз работников охранных и детективных служб России выступил с предложение внести поправки в Закон РФ "Об оружии" о наделении граждан правом ношения короткоствольного нарезного оружия в целях самообороны.
      Выступая перед инициативной группой "Общее действие", руководители профсоюза предложили обсудить основные аргументы "за" и "против" вооружения населения, а также - в случае поддержки самой идеи - возможные формы такой легализации.
      По мнению сторонников разрешения на ношение оружия, статья 2 Конституции РФ, устанавливающая, что защита прав и свобод человека - обязанность государства, не исключает и самозащиты граждан всеми способами, не запрещенными законом, как это следует из статьи 45 (части 2) Конституции. Сложившаяся в стране ситуация свидетельствует о незащищенности граждан, не способных защитить свои жизнь и имущество перед насилием вооруженного преступного мира. Закон РФ "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" позволил обеспечить безопасность тем, кто обладает значительными денежными средствами. Остальное население бесправно перед преступностью на улицах. Законопослушные граждане могут рассчитывать только на оружие самообороны в виде охотничьих ружей, которые им разрешено по закону хранить дома.
      Инициаторы кампании заявили о намерении провести всенародный референдум по этому вопросу.
      Мнения членов "Общего действия" разделились.
      Что думают об этом наши эксперты?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

… разрешить приобретать и  регистрировать купленное оружие было бы правильно. У бандитов оно есть и без разрешений. Но защищенность граждан от этого не возрастет.
Светлана Ганнушкина Категорически против. На практике разрешение вооружаться сделает граждан еще более беззащитными перед активными преступными элементами…
Борис Альтшулер Только этого не хватает, чтобы наряду с бомбежками сел и городов своего (Чечня) или чужого (Сербия) государства, с нашей поддержкой законодатель вооружил свой электорат под правозащитную риторику.
Валентин Гефтер Была бы нормальная власть, которую интересует безопасность граждан а не собственная "госбезопасность", оружие продавалось бы в магазинах свободно.
Михаил Богомолов Нужно категорически возражать против утверждения, будто защита граждан исключительное право государства.
Эрнст Черный Уровень наркомании, алкоголизма и психиатрических заболеваний в России столь высок, что на практике новый рост вооруженности населения приведет к всплеску бытовой преступности и самоубийств с применением огнестрельного оружия.
Сергей Григорьянц История бывшего СССР показала, что безоружное население в тоталитарном государстве – всего лишь куски "мяса", с которыми, не только можно, но и должно не считаться (иначе почувствуют себя людьми!).
Эльдар Оруджев
МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:  Федеральный закон об оружии     Скачать документ в формате MS Word ( *.doc ) [32 kb]

 Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации

 Проект новой редакции Федерального закона об оружии

 Поправки к Федеральному Закону «Об оружии» РФ, предлагаемые Общественным Движением «За право граждан на ношение оружия»

 Некоторые цифры по оружию (статистика)

 Оружие в США

 Исследования криминальной статистики проведенные доктором Джоном Лоттом (профессор юридической школы Чикагского университета)

 Сайт Общественноого движения "За право граждан на ношение оружия"

? ? ? ? ? ? ?

Здесь можно взглянуть на результаты голосования и самому проголосовать...

? ? ? ? ? ? ?


Альтернативная служба - где предел компромиссам?
      12 лет продолжается работа над законопроектом об альтернативной гражданской службе. Может быть, хорошо, что результатом усилий стало то, что не принят закон дискриминационный. С другой стороны, всему на этом свете приходит конец, и, похоже, если сторонники либеральной модели АГС будут играть по старинке, им поневоле придется переучиваться - вместо разработки некого виртуального текста жить по действующему драконовскому закону. И надеяться, когда Конституционный Суд поможет. Да и поможет ли?
      По-видимому, настало время всерьез говорить об уступках, настало время всерьез договариваться с властью - во всяком случае, делать для этого все возможное, не уступая в главном. Главное - АГС как альтернатива военной службе должно быть временным явлением, армия должна стать профессиональной.
      Но и в законе об альтернативной службе есть то, чем очевидно нельзя поступиться. Нельзя допустить превращения альтернативной гражданской в альтернативную военную, в стройбат, дисбат. Альтернативная служба не должна быть наказанием, расправой с гражданином, осмелившимся иметь убеждения.
      Военные настаивают на четырех годах, на экстерриториальном казарменном прохождении службы, на доказательственном принципе (докажи, что у тебя есть убеждения). Военные не хотят отпускать альтернативнослужащих, хотят загнать их под начало генералов.
Чем должны пожертвовать мы? В чем - уступить? В сроке? В территориальности?
      Где предел компромиссам?

Проект Федерального закона "Об альтернативной гражданской службе", внесенный депутатом Юлием Рыбаковым и другими.

Пояснительная записка к проекту Рыбакова.

Проект федерального закона "Об основах альтернативной гражданской службы", внесенный депутатом Андреем Николаевым и другими.

Проект федерального закона "О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об основах альтернативной гражданской службы", внесенный депутатом Андреем Николаевым и другими.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Предложение "нам пожертвовать чем-то" - опасно. Можно ребят поставить в условия, когда от альтернативной службы будут "косить"   больше, чем от армии.
Светлана Ганнушкина …нельзя поступаться принципом территориального формирования, принципом службы гражданской, а не военной.
Лариса Богораз …проект Рыбакова уже компромиссен – настолько, что почти некуда отступать без потери лица и ущерба делу.
Людмила Вахнина Мы старались достичь компромисса во всем, что не затрагивает принципиальные основы альтернативной гражданской службы. По-моему, дальше отступать некуда.
Маргарита Петросян …многие военные хотят альтернативную гражданскую службу, предусмотренную Конституцией, свести к альтернативной военной службе, т.е. службе под началом тех же генералов и для нужд той же армии.
Вячеслав Бахмин Институт альтернативной  гражданской службы, с моей точки зрения, должен быть организован всерьез и надолго, и я считаю, что АГС  должна  быть институцией совершенно независимой от военных.
Юрий Самодуров Нужна только профессиональная армия.
Сергей Шимоволос


Чечня: не пора ли нам предлагать?
Все новые и новые вопиющие нарушения прав человека в Чечне (обнаружения массовых захоронений убитых, мест незаконного содержания под стражей, задержание Анны Политковской, суд над Будановым), растущие потери комбатантов с обеих сторон, гибель мирных жителей от терактов и боестолкновений, продолжающиеся "зачистки", торговля задержанными - все это ставят перед нами ряд срочных вопросов:

1.      Может быть, настал момент, когла гораздо большее число людей может потребовать от власти немедленного завершения на деле т.н. операции в Чечне тем или иным путем (переговоры, раздел Чеченской Республики, проведение общенационального референдума, другие варианты)?

2.      Может быть, мы обязаны инициировать всероссийскую и громкую кампанию с собственной выработкой конкретной программы окончания войны, с указанием партнеров по переговорам, формулированием вопроса референдума, разработкой главных моментов планов по терроториально-административному делению и правовому статусу жителей Чечни? Или следует ограничиться только призывом к этому?

3.      Какие первоочередные шаги нашего мини-сообщества вы считаете самыми необходимыми – срочные акции единичного протеста, сбор подписей под призывом к лидерам "своих" партий или же к президенту, создание Национального комитета действий, PR-кампанию, обращенную к Западу и/или к обеспокоенным гражданам РФ по принципу "Не могу молчать!"?


О создании оргкомитета Российского общенационального комитета "За прекращение войны и установление мира в Чеченской Республике"

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Мы не можем молчать, но нас могут позволить себе не слышать.
Светлана Ганнушкина Где оно – то гораздо большее число людей, готовое потребовать от власти?
Алексей Симонов Мы должны определиться в том, из–за чего, по сути, идет война – в отношении к независимости Чечни. Все остальные проблемы вытекают из этой.
Александр Подрабинек Нам надо объединить всех противников войны, независимо от их мотивации, и дать возможность присоединиться тем, кто сомневается…
Юрий Джибладзе … организации гражданского сектора обязаны
требовать того, в чем компетентны.
Михаил Богомолов …Самое большое преступление властей - то, что они сделали большинство российских граждан соучастниками своих преступлений в Чечне.
Людмила Вахнина


Судьи назначаемые или судьи избираемые?
Этот вопрос оказался одним из самых острых на недавнем правозащитном съезде.
Противники выборности судей ссылаются на Конституцию, где говорится о назначении судей Президентом (ст. 83) и об их несменяемости (ст. 121). Сторонники выборности считают эти нормы преодолимыми без изменения Основного закона: президент может назначать судей по результатам всенародных выборов (а не после согласования кандидатур с региональными законодательными собраниями, как это предусмотрено действующим сегодня законом), несменяемость же может быть обеспечена выборами на "бессрочный срок", не говоря уже о том, что понятие "несменяемость" допустимо толковать как невозможность остранения, отвода, отзыва судьи в пределах срока, на который он избран.
При этом сторонники выборности также ссылаются на Конституцию в ее фундаментальных основах: источником власти является только народ, каждая из ветвей власти самостоятельна. Выражение власти народа в отношении исполнительной и законодательной ветвей происходит через выборы президента и парламента, через выборы губернаторов, третья же – судебная власть оторвана от народа. На что противники судебной выборности отвечают: ну и кого выберут, таких же, как в Думу?
Станет ли от этого качественней судебная власть?
Сторонники же говорят: тогда давайте будем назначать и депутатов, если все равно выбираются худшие. А противники возражают еще: где же будет тогда независимость судьи, если он вынужден будет, как и депутат, действовать популистски, тем более при выборах на ограниченный срок, стараясь угодить избирателям? И так далее - этот спор включает множество аргументов.
Так должны ли судьи быть избранными?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Разумеется, нет иного выхода, как учиться избирать. Однако сегодня едва ли, от выборности судей что-то изменится.
Светлана Ганнушкина Наша задача тут - выявлять и систематизированно доводить до тех, кто реально влияет на кадровый состав судейского корпуса, кто из судей и почему плох/хорош. Кто это будет: избиратель или чиновник (глава государства), с моей точки зрения, вторично.
Валентин Гефтер Вот есть разговор о кастовости. Но физиологи или физики - это что, кастовое сообщество?
Сергей Ковалев


Чем Березовский хуже (лучше) Сороса?
Недавно державший в своих руках веревочки, и делавший политику, не во всем благотворную для общества и вряд ли близкую правозащитникам, Борис Березовский, представляя теперь оппозицию, прислоняется к тем, кто защищает права человека. Он предложил финансирование Центру-музею А.Д.Сахарова, и это предложение принято. Он учредил фонд и уже дает гранты некоммерческим организациям, финансирует граждансике инициативы. В числе объявленных недавно грантополучателей Центр Валерия Абрамкина, другие известные и не столь известные организации.
Брать или не брать эти деньги? Допустимо ли наше взаимодействие с олигархом - как с названным, так и - возможно - с другими? Каковы могут быть последствия такого сотрудничества?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

... проблема громадная и лежит она, с моей точки зрения, в плоскости оценок правозащитным сообществом итогов приватизации.
Юрий Самодуров Деньги от него не стоило бы брать тем, кто не способен выдержать свою линию.
Александр Подрабинек ... в каждом конкретном случае нужно оценивать степень связанности получаемых ресурсов с обязательствами перед грантодателем.
Эрнст Черный "Транспарентности", сиречь прозрачности деятельности, весьма не хватает в нашем секторе и обществе в целом.
Михаил Богомолов Что мы знаем, например, о том, как обогатился Нобель?
Борис Альтшулер ... те, кто берет деньги у Березовского, дискредитируют не только себя, но и всё правозащитное движение. Странно, что это зачастую лучше понимают люди молодые, чем имеющие разнообразный и трудный опыт.
Сергей Григорьянц ... разница между Джорджем Соросом и Борисом Березовским, на мой взгляд, в том, что первый не создавал намеренно политическую ситуацию и не приводил политиков к власти.
Светлана Ганнушкина "Борис Сорос и другие"
Алексей Смирнов Я не могу упрекнуть, например, Валерия Абрамкина за то, что он получил помощь от Березовского... Арестанты не должны умирать от туберкулеза при любом режиме. Но я не могу себе представить "Мемориал", существующий на подобные деньги: это перечеркнуло бы его объявленные уставные цели.
Борис Пустынцев ... работать на гранты такой "выдающейся" личности, как г–н Березовский – значит, с большой вероятностью, поставить под удар репутацию своей организации. И, в случае публичных скандалов, "бросить тень" на правозащитников вообще.
Андрей Блинушов


Из Уполномоченного делают диссидента. Поддержат ли его правозащитники?
Группа ответственных работников аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ О.О.Миронова обратилась к президенту Путину с доносом (см. донос) на своего начальника, обвинив его в антигосударственной деятельности.
В лучших традициях советского политического поклепа аппаратчики обвиняют омбудсмена в "робеспьеризме", желании "во что бы то ни стало стать занозой для властей", "подрыве правопорядка во имя абстрактно понимаемой справедливости" и даже в обслуживании интересов США и связях с ЦРУ. В вину Миронову ставятся "декларативные заявления о массовых нарушениях прав человека в Чечне", защита Бабицкого и свободы СМИ, "морализирование по поводу "массовых пыток и истязаний в системе МВД и Минюста" (массовые пытки поставлены авторами письма в кавычки), выступления на радио "Свобода" и "Голос Америки".
Имеются достаточные основания полагать, что выступление разоблачителей имеет заказной характер, а заказчик находится в кремлевской администрации. Подтверждает это и озвучивание доноса на заседании Думы представителем фракции "Единство", потребовавшим провести парламентское расследование деятельности Уполномоченного.
Хотя второй российский Уполномоченный воспринят далеко не всем правозащитным сообществом, очевидно намерение властей поставить его на место, заставить петь в унисон Ястржембскому. По-видимому, это требует ответных действий со стороны тех, кто также критикует Миронова, но с противоположных позиций.
Каков должен быть ответ правозащитников?  см. письмо

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

что это за должность такая - уполномоченный по правам человека? ставишь на нее, казалось бы, проверенного коммуниста, а год-два пройдет – получается почти что Cергей Ковалев.
Вячеслав Бахмин ... донос чиновников от правозащиты на своего лидера – событие более серьезное, чем может показаться на первый взгляд. Оно, как теперь принято говорить, знаковое.
Светлана Ганнушкина


Государство против антисемитизма: что вправе требовать общество?
Парижский суд потребовал от Yahoo! заблокировать доступ французам к сайту, на котором распродаются сувениры с фашистской символикой. Объявлено, что если Yahoo! не сделает это вовремя, то за каждый день просрочки компания будет штрафоваться на 13 тысяч долларов.
Это судебное решения вызвало протесты не только адвокатов компании, но и, например, Транснациональной Радикальной Партии, оценившей объявленный запрет как покушение на свободу информационного обмена в сети.
В то же время в России антифашистские организации тщетно добиваются от прокуратуры принятия мер против авторов, издателей и распространителей откровенно антисемитских изданий. В ноябре Государственная Дума дважды отказалась не только рассматривать, но и включать в повестку дня подготовленный депутатами А.Федуловым и И.Кобзоном проект постановления об осуждении проявления антисемитизма в связи с событиями в Курской области.
Тем не менее в декабре – январе российский парламент может рассмотреть и, возможно, принять внесенный Правительством законопроект "О запрете нацисткой символики и литературы".
Очевидно, что защита общества от проявлений национальной нетерпимости – обязанность государства перед налогоплательщиками в той мере, в какой государство должно – не бороться с преступностью, конечно, – но ограждать своих граждан от агрессивных преступных проявлений. Относятся ли к таким общественно опасным действиям акции, публикации, предметы, символы, оскорбительные для той или иной национальности? Где грань между свободой слова, идеологической свободой, свободой информации с одной стороны, и необходимостью ограничений этой свободы во имя общественного спокойствия – с другой?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Такие демонстративные законопроекты, как внесенный Правительством РФ законопроект "О запрете нацистской символики и литературы", едва ли помешают "Памяти" и подобным ей организациям продолжать свою агитацию. Опасно то, что они могут успокоить российское общество перед лицом растущей ненависти и насилия по отношению к "инородцам"...
Валерий Никольский Я понимаю, откуда идет разница в подходах, и знаю, какой мне ближе. А вот какой правильный - не знаю. Именно поэтому, я не обращаюсь в прокуратуру с требованием запретить РНЕ. Ну, уйдут они в подполье, - это будет лучше?
Татьяна Котляр

Невозможно уголовным образом наказывать за пропаганду мнений и идей, даже самых отвратительных...
Валентин Гефтер


Чечня: истоки трагедии
Н
едавно в Думе выступал Асланбек Аслаханов, депутат от Чеченской Республики. Он говорил о том, что происходит на его родине, с его народом, говорил о геноциде, о преступлениях федеральной власти.
Затем слово взял депутат Виктор Алкснис. И счел уместным напомнить Аслаханову о 1991, 1992, 1993 годах. По Алкснису получается так, что вина на чеченцах, они начали, они убивали и изгоняли русских тогда, а теперь получают то, что получают.
После чего мы попросили Сергея Ковалева сказать, что думает он об этом. Если геноцид чеченского народа столь откровенен, что его не отрицает даже Алкснис, то насчет того, что предшествовало ему, оценки не столь очевидны.
И Аслаханов, и Алкснис, и Ковалев - сегодняшние парламентарии, были народными депутатами, когда к власти пришел Дудаев, когда разыгрывался первый акт преступлений.
Война продолжается. Поэтому имеет смысл думать и о том, что ей предшествовало. Наверное, линия напряжения - чеченцы и русские - не главное в этой войне Не главная причина, скорее просто повод для тех, кто искал повода.
И очевидно, что русским в Чечне от того, что хуже стало чеченцам, лучше не стало. Публикуя здесь выступления Аслаханова и Алксниса вместе с размышлениями Ковалева, мы приглашаем к общему обсуждению темы на форуме .

Асланбек Аслаханов, депутат Государственной Думы:
"... если каждый день людей, которые абсолютно непричастны к военным действиям, по утрам забирают и потом нигде их найти не могут, то есть их уничтожают, находят огромное количество захоронений, - это называется геноцид".

Виктор Алкснис, депутат Государственной Думы:
"...в том, что сегодня трагедия в Чечне происходит, очевидно, есть и вина личная господина Аслаханова: тогда он не поднял вопрос по поводу русских, а сегодня это все сказывается вот такой ситуацией в Чечне".

Из стенограммы заседания Государственной Думы
19 октября 2000 года

 

 



[1][1] Новые статьи КоАП: 5.60 «Клевета», 5.61 «Оскорбление», 17.16  «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава»

[2][2] Ст.226.1 «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей».

[3][3] Ст.229.1 «Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих  наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ».

 

[4][4] Это правило относится к деяниям, ответственность за которые  предусмотрена ч. 1 ст.171, ч. 1 ст. 171.1, ч. 1 ст. 172, ч. 2 ст.176, ст. 177, ч.ч. 1 и 2 ст. 180, ч.ч. 3 и 4 ст. 184, ч. 1 ст. 185, ст. 185.1 , ч. 1 ст. 185.2, ст. 185.3, ч. 1 ст. 185.4, ст. 193, ч. 1 ст. 194, ст.ст.   195 – 197 и 199.2 УК.

[5][5] Ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159 УК.

[6][6] Ч.1 ст. 112 УК.

[7][7] Ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 234 УК.

[8][8] Ст. 53.1 УК, ст. ст. 60.1 – 60.21 УИК.