Комментарии на актуальные темы

О зачете сроков - минусы к плюсам

Никогда не было, и вот опять…

Все почти что ликуют – наконец-то через 10 лет выжидания (чего?) разрешили принять долгожданный законопроект о зачете срока пребывания в СИЗО в пользу тех людей, кому суждено еще немало посидеть в колониях или иначе отбывать назначенное наказание. 

Вот что сообщают медиа:

«Госдума 19 июня одобрила во втором (основном) чтении поправку в часть 3 ст. 72 УК, по которой один день в СИЗО приравнивается к 1,5 дня в колонии общего режима. Это самая важная норма законопроекта, который меняет зачет сроков предварительного заключения и других мер пресечения на стадии следствия в общий срок наказания. 

Согласно поправке если наказание по приговору – лишение свободы, то в случае осуждения к пребыванию в тюрьме и колониях строгого и особого режима один день в СИЗО засчитывается как один день отбытия наказания. Если осужденного приговорили к заключению в колонии общего режима, один день в СИЗО идет за 1,5 дня наказания; а к пребыванию в колонии-поселении – один день в СИЗО за два дня. Льготный зачет сроков не распространяется на осужденных за совершение нескольких видов особо тяжких преступлений. Проектом установлен кратный зачет пребывания в СИЗО и для других видов наказания (ареста, обязательных и принудительных работ, пребывания в дисциплинарном батальоне), а два дня домашнего ареста во время следствия приравнены ко дню в колонии общего режима».

Кто бы возражал против этого нововведения. Но если и на солнце есть пятна, то в России их выявить еще проще. Спроектируем, чем может обернуться вводимый зачет сроков.

Очевидна дискриминация заключенных – те, кто получит большие сроки и более тяжкий режим отбывания наказания, лишены права на зачет, да и ряд составов из-под него выведен. То есть осужденные, отбывающие большие сроки (например, нарко-потребители без сбыта или хозяйственники и управленцы, ставшие жертвой провокации взятки, даже неугодные силовики из «своих») – «пролетают» мимо зачета. И я не имею в виду рецидивистов со стажем или совершивших насильственные преступления…

Другой момент. Как теперь поступит следователь, если надо дожать обвиняемого? Не сомневайтесь – не отказываясь от предпочтения «закрыть» в СИЗО, может согласиться и на домашний арест. Потому как после приговора с лишением свободы осужденный получит, согласно новому закону, за период нахождения дома половину того, что ему засчитывается сейчас. Непонятно, зачем этот вариант понадобится следствию? И хотя, конечно, дома сидеть намного лучше, чем в СИЗО, но при этом не исключено, что тогда можно дольше не торопиться со следственными действиями и передачей дела в суд. Ведь все равно, мол, потом даже на общем режиме осужденному предстоит провести не так мало времени при условии, что ему зачтут в общий срок лишь «половинку» от времени пребывания дома в ожидании приговора. Так столь ли совершенен закон, если благодаря ему стало заметно хуже людям, оказавшимся, по милости судьбы, «лишь» под домашним арестом?

Но важнее, как скажется нововведение на решениях судов – в отношении меры пресечения и при вынесении приговора. Побудит ли это судей быть гуманнее и назначать сроки изоляции в СИЗО и колониях меньше, чем сейчас? Ведь, каждый из них неплохо умеет считать, и не уверен, что они реже теперь будут посылать подследственных в СИЗО. Скорее наоборот: судья сможет оправдать свое решение о содержании под стражей тех, кто подпадая под принятые новеллы в ст.72 УК, получит обсуждаемый зачет сроков, что сократит время отбывания наказания в местах лишения свободы. Пусть, мол, посидят в СИЗО до приговора – ведь потом им зачтется такое «неудобство». (Кстати, это касается и психологии многих следователей: на их процессуальную односторонность и на то, как «подбирают» человеку статью УК, вряд ли повлияют принимаемые изменения в пользу подследственного). 

Конечно, при назначении срока лишения свободы судья учтет, что благодаря зачету доля времени пребывания в СИЗО в общем сроке наказания выросла. И тут возможны варианты. «Умеренный», когда  вина подсудимого доказана плохо и срок дается «по отсиженному» в СИЗО, что мало что меняет по сравнению с тем, как бывает сейчас. Либо жесткий, когда, прикинув, каков будет засчитанный кратно срок пребывания в СИЗО при разных вариантах приговора, судья выбирает тот, при котором суммарное время лишения свободы стало бы не меньше, чем сейчас без всяких зачетов.  

Все эти многословные опасения негативных последствий в правоприменении очень неплохого закона связаны с тем, что уголовное судопроизводство в России  во многом несовершенно в большинстве своих главных моментов. И гуманизация лишь одной из болевых «точек», скорее всего, не приведет к ожидаемому результату. Нужны принципиальные изменения в судебно-следственной практике – в первую очередь, для существенного сокращения тюремного населения, а также другие пошаговые реформы в уголовной политике. От серьезной декриминализации ряда деяний, не связанных с насилием против личности, и перевода их в административные правонарушения – до кратного сокращения сроков отбывания наказания при том, чтобы приговору к лишению свободы по большинству статей УК РФ можно было предпочесть один из альтернативных видов наказания. 

Иначе латать нынешний тришкин кафтан будет до бесконечности – как в связи с обсуждаемым законом, так и по другим направлениям столь востребованной  реформы уголовного правосудия. При всей ее непопулярности в элитарных кругах и силовых структурах. Да и публика опасается заметных «послаблений» для преступивших закон, особенно тех, кто «повыше рангом» и побогаче. Поэтому остается уповать на политическую волю, без которой явно не обошлось и на этот раз… С лучшими намерениями, быть может, но по дороге куда?..

 

Валентин Гефтер

 

 
Теги: Гефтер
Новости
Все новости
19.04.18
Большая Палата Европейского Суда по правам человека провела устные слушания в рамках пересмотра дела "пленников Шереметьево".
23.02.18

21 февраля Верховный Суд Республики Татарстан удовлетворил жалобу защиты по делу о выдворении Алишера Эргашева.

18.02.18

В Татарстане суд защитил гражданина Узбекистана от высылки на пытки.

Контакты
Адрес:
129515 Россия, Москва, Институт прав человека, до востребования
Телефон:
Подписаться на рассылку