"Казус Пономарева или чем сердце успокоить надо бы..." В. Гефтер

← Следующая Предыдущая →

Только ленивый и далекий от правозащитной жизни человек не осудил в конце 2018-го административный арест Льва Пономарева на 15+ суток, его причины и последствия. Казалось бы, что можно добавить к возмущению и протестам демократической общественности самых разных уровней и громкости голоса?

И все же хочется внести ясность не в само это дело о повторных призывах к участию в акциях протеста, что является правонарушением согласно одной из норм КоАП РФ. Формально суд мог таким образом  наказать лидера движения «За права человека». И применить не штраф или принудработы, а арест – да еще сначала аж на 26 суток.

Но есть «но», если выйти за рамки «механического» судопроизводства. И это не те популярные резоны, о которых писалось и говорилось недавно. Первый из них – возраст и авторитет Льва Александровича, что, по-моему, не должно служить в таких ситуациях смягчающим и, тем более, оправдывающим обстоятельством. Другой – более юридический: то, что в его посте в своем блоге Пономарев никого не призывал, а только обозначил собственное участие в данной акции. Именно этим аргументировал требование оправдать его адвокат Генри Резник. Формально так можно было бы счесть слова блогера независимо от того, был ли он организатором несогласованного мероприятия или одним из его потенциальных рядовых участников. Но по ряду подобных случаев мы знаем, что никто не возмущался наказаниями за такого рода квази-призывы, если они исходили от людей гораздо более маргинальных и одиозных, чем Пономарев.

Рискну выдвинуть главное для меня в этом деле, что вызывает несогласие с решением суда и, более того, выявляет сбой в самой системе правового регулирования свободы собраний в России. Это касается основной причины несогласия граждан с практическим запретом публичных акций из-за отказов их согласования и иных нарушений со стороны должностных лиц в этих ситуациях. Сама невозможность принудить власти мотивировать свои возражения против выбранного организаторами места и времени мероприятия и, главное, оперативно  изыскивать совместные решения, устраивающие обе стороны. Причины многих отказов публичной власти обозначают одно: право на свободу собраний «проигрывает» в их глазах  другим и часто фиктивным законным интересам – свободному передвижению людей и транспорта в данном месте и в данный час. (Не говорю уж о том, что нередко отказ в согласовании заявки на акции связан с якобы или реально предшествующей ей другой и более устраивающей власти заявкой).

Вывод прост: надо дополнять  закон, позволяющий городской администрации «ускользнуть» от обязывающей ее процедуры, своевременно и, исходя из приоритета  свободы собраний, нормой о процедуре разрешения конфликта власти и граждан.

И то, что суд не рассматривает эти предпосылки нарушения установленного порядка вещей, не готов принять аргументы якобы виновной стороны, правонарушению со стороны которой предшествовало более серьезное по общественной опасности поведение публичных властей. Причем реальному по отношению к большему числу людей с их конституционным правом свободно собираться, чем только виртуальное ограничение прав других на осуществление повседневных функций в жизни города.

Упорное нежелание законодателей изменить нормы закона о процедуре согласования публичных акций и неготовность судей рассматривать причины реакции граждан на постоянные отказы в их согласовании ведут к появлению таких правонарушителей как Лев Пономарев. То есть такие их действия не возникают на пустом месте, а являются следствием основополагающего нарушения со стороны властей.

Надо видеть это и в деле Льва Пономарева: наша задача исправить  или устранить эту первопричину таких кейсов, а не только протестовать против негуманности ареста  таких активистов, даже если им дают по много суток административного ареста. Это помогло бы гораздо большему числу людей и только прибавило бы авторитета  властям – исполнительным и судебным. Хотелось бы, чтобы столь простая истина пробила себе дорогу через политбюрократические преграды сверху донизу, и чем скорее, тем лучше для всех. И особенно для жертв правовой неопределенности в данном вопросе, которая позволяет запрещать де-факто заявленные мирные акции под «крышей» нынешнего законодательства.

 

Валентин Гефтер

 

 
Теги: Гефтер
Новости
Все новости
23.10.18
23 октября Европейский Суд защитил заявителей от высылки в Узбекистан и Таджикистан.
24.09.18
Пристегивание к дереву наручниками, оформление в ОВД под чужим именем, седативные препараты и прочие беззакония в 8 делах с юридическим анализом - юристы проекта "Право на убежище" написали развернутый материал о беспрецедентном уровне нарушений в делах беженцев в последние несколько месяцев.
Контакты
Адрес:
129515 Россия, Москва, Институт прав человека, до востребования
Телефон:
Подписаться на рассылку