Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Людмила Вахнина:

…проект Рыбакова уже компромиссен – настолько, что почти некуда отступать без потери лица и ущерба делу.

Я думаю, что предложенный подход неправилен. Дело в том, что проект Рыбакова уже компромиссен – настолько, что почти некуда отступать без ущерба делу и потери лица. Авторы и почти все поддерживающие их активисты изначально настраивались на то, что придется в чем-то военным уступать. Хороша ли такая тактика? Некоторые люди (и ведомства), компромиссность расценивают как слабость: чем больше им уступаешь, тем сильнее они давят. Генеральская логика: "враг бежит – значит надо догнать и разбить наголову". Я думаю, что в первую очередь надо обсуждать не степень компромисса, а способы не допустить принятия генеральского проекта. Здесь не все так безнадежно, как кажется. Самое уязвимое место проекта – его затратность. Надо проанализировать данное авторами экономическое обоснование и провести свою независимую экспертизу. (Порядок величины численности альтернативщиков, появившихся из-за отмены отсрочек, наверное, можно определить).

Не надо сбрасывать со счетов смену руководства Министерства обороны. Представляется, что Президенту и Правительству тоже уже ясно, что невозможно более терпеть имеющиеся масштабы наглого армейского воровства. Надо получить официальный ответ на депутатский запрос о затратах на содержание одного солдата. Имеющиеся неофициальные данные таковы, что в сочетании с известными сведениями о голодном существовании солдат, вполне дают основание для постановки вопроса: куда эти деньги деваются? И допустимо ли в свете этого организовывать еще один денежный поток через Министерство обороны на содержание альтернативно служащих в военных организациях на гражданских должностях?

Надо также проработать вопрос – почему этот проект невыгоден для регионов и довести свои аргументы до губернаторов.

И, конечно, необходима общественная кампания, база для которой имеется: это - постоянно умножающиеся в числе неправительственные организации в регионах, занимающиеся проблемой АГС. Им вполне уместно занимать как можно более радикальную позицию. Конечно, все наши требования к закону выполнены не будут, но это может хоть немного сместить равновесие в либеральную сторону.

Чего, как мне кажется, не надо делать, так это придираться к юридическим мелочам и безграмотности. Так не раз было: выловят "блох", уберут то, что совсем уж ни в какие ворота не лезет, и скажут: "мы учли критику общественности". Пусть Правовое управление Думы поправит проект, а потом - Правовое управление Президента.

И последнее средство – внесение нового "ультрарадикального" проекта. Не идут генералы ни на какие компромиссы – давайте начинать всё с нуля. Будем искать компромиссы от полярных позиций. Лучше еще пожить без закона, чем сделать закон о трудовой армии. В конце концов, если Президент и Правительство действительно хотят принять именно такой закон, то они его всё равно примут. Так пусть они это сделают без нас.

Абсолютно недопустимы отмена отсрочек и служба в воинских частях. Далее в порядке убывания неприемлемости: исключительно экстерриториальный принцип, срок 4 года. В крайнем случае можно согласиться на доказательный принцип. Здесь ведь все зависит от суда, а в судах многие уже научились отстаивать свои права. Можно ведь обжаловать судебные решения вплоть до Европейского суда.

Как показал семинар в "Воскресенском", многие сторонники проекта Рыбакова разделяют мнение, что альтернативная гражданская служба должна быть временным явлением - до перехода к профессиональной армии. По-видимому, сейчас, как раз, возможен поворот в этом направлении. Может быть, сегодня актуальнее всего массовая кампания за отмену призыва. В 1996-м году правозащитники просто непростительно упустили момент для развертывания такой кампании. Но это – уже другая тема.