Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Алексей Смирнов:

"БОРИС СОРОС И ДРУГИЕ"

Вопрос 1. Чем Березовский лучше (хуже) Сороса?

Да не обидится Сорос – крупнейший в истории благотворитель, много сделавший добра для России - такому вопросу-сравнению!

Мы преодолеваем ксенофобию и национализм. В народе уже говорят: "незваный гость лучше татарина". Как видите, пошли татарам навстречу. Теперь они не обижаются.

Борис Абрамыч – первый крупный отечественный спонсор (донор) для правозащитного движения России. Именно потому и попадет в историю. И до него помогали помалу наши доморощенные бизнесмены, но все как-то незаметно, случайно, этот же – "озвученный".

А что неуклюже он поступил – так первый блин комом.

На заре перестройки я доказывал американцам, что на Руси не принято хвалиться благотворительностью, упрекал их, что слишком уж они рекламируют свое добро. А они мне: "Не будешь вкладывать в рекламу – сдохнет твое дело".

Надо бы переучиваться, что ли?

Потому Березовский и "лучше" Сороса, что действовал в совершенно иных, экстремальных условиях. Заигравшись в бизнесполитику, он с теми же мерками, с тем же менталитетом, как сейчас говорят, пришел к нам, правозащитникам. И теперь разговор уже надо вести не о нем, а о нас, правозащитниках: кто мы? правильно ли его приняли?

Резюме: в данное время, стратегически и для России, Березовский лучше татарина.

Вопрос 2. Брать или не брать деньги у Березовского?

Все дело здесь – в условиях, на которых он предлагает взять эти деньги. Мы вообще не знаем всех деталей переговоров с ним и потому не можем делать выводов. Но даже куцые информобрывки показывают, что переговоры были неправильными. Так, нельзя было ничего советовать Березовскому по вопросу его возвращения в Россию. Кроме того, надо было учитывать, что Березовский – человек совершенно новый в правозащитном деле и должен пройти минимальный ликбез, ознакомиться с обстановкой, людьми, положением дел. Он должен был выбрать систему ценностей в нашем деле и заявить о ней. Скороспелый его разворот от политики к правозащите, от предложения стартовать фонд оппозиции Путину к тому, чтобы сделать свой правозащитный фонд - чрезвычайно опасен. Ни сном, ни духом не зная и не ведая наших дел, Березовский вперся в него "не очистив сапог", поэтому неизбежно возникнут проблемы. Тактически Березовский проиграл, а люди, первыми договорившиеся с ним, как бы взяли на себя огромный риск, оправданность которого оценить сейчас вряд ли возможно ("а вдруг Березовский - хороший?").

Резюме: нещепетильные правозащитные организации могут брать деньги из фонда Березовского только на таких условиях: 1) особенно тщательное соблюдение обычных грантовых процедур, 2) особенно эффективные результаты проектов, 3) особенная поддержка тех, кто взял на себя риск первых переговоров с Березовским.

Вопросы 3, 4. Допустимо ли наше взаимодействие с олигархом - как с названным, так и - возможно - с другими? Каковы могут быть последствия такого сотрудничества?

В конце 80-х – начале 90-х мне довелось вести первые переговоры одновременно с западными фондами и с нашими внутренними потенциальными донорами. На подъеме перестройки эти последние – от записных бандитов до респектабельных банкиров-менеджеров - хотели вкладывать в молодую демократию. Но у Запада уже был многолетний опыт такой работы, а наши орлы-бизнесмены в этих вопросах – ни сном, ни духом И деньги их так тогда были непонятны, что брать было - нельзя. Да и правозащитники не умели ни просить, ни получать, ни тратить, ни отчитываться. То есть никто ничего не знал и не понимал. Опыт фандрайзинга (попрошайничества) имели лишь наши эмигранты, они пытались что-то объяснять, да мы не слушали. В результате мы получили по полной программе - правозащитное движение копирует все грехи и болезни посттоталитарного общества, что уже тема для отдельного доклада.

По роду работы мне приходится как раз сейчас консультировать некоторых предпринимателей по теме благотворительности. Замечательно, что все они совершенно неосведомлены о таких же инициативах других своих коллег, даже про штучки Березовского не слышали. Это говорит о каком-то новом явлении, о некоей новой ступени развития, на которую мы входим. Кажется, новые русские начали понимать, что "делиться надо" не только с государством и бандитами, а и с народом. Так было и в западных странах сто лет назад, так будет и у нас. Шаг Березовского следует рассматривать именно в таком контексте.

Тот факт, что первые наши микросоросы действуют чудовищно глупо, неумело, а иногда и по-ихнему подловато, не должен заслонять нам суть большого и неизбежного процесса. Давно пора Руси правозащитной переходить на самофинансирование, об этом мне еще в начале 90-х западные деньгодатели все уши прожужжали. Я возражал, говорил лагерным языком, что "воняют" пока наши олигархи-бандиты. Мне говорили, что это максимализм, ригоризм, что надо взвешивать, определять ту степень вони и грязи, при которой еще и не вкусно, но уже и не стошнит…

Ну, это кому как, а если деньги наших буржуев пока еще грязные, плохо отмытые, так вопрос в том, кто это определяет? Очиститься надо сначала самим, и уж потом обнюхивать чужие деньги и считать грехи олигархов…

Резюме: с внутренними спонсорами надо работать, но только тем, у кого еще вкус не отбит и нос не заложен.