Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Алексей Симонов:

Где оно – то гораздо большее число людей, готовое потребовать от власти?

Где оно – то гораздо большее число людей, готовое потребовать от власти?

Люди, страдающие от этой войны, как правило винят в своих страданиях не тех, кто никак не может эту войну прекратить, а тех, кто им сопротивляется, потому что "образ врага" уже создан пропагандой и он от рядового чеченца неотлепим, разве что по принципу когда–то популярному у антисемитов: я к евреям отношусь плохо? Да у меня из самых близких друзей двое – евреи!

Люди от войны не страдающие, безразличные, с непреодоленным порогом чужой боли – тем более. Беда? Беда! Наших–то тысяч сто найдется на Россию. Сто тысяч писем? Открыток? Не собрать в кулак, не ударить. Вспомните, что было с двумя миллионами реально собранных экологистами подписей по референдуму.

II и III, поскольку вы в сущности спрашиваете об одном. Делать надо что–то до такой степени нетривиальное, чтобы сама форма протеста вызвала бы информационный обморок и внутри и снаружи страны. Ну не самосжигаться же нам на ста перекрестках державы! Что за акция? Условно: тысяча семей в Москве пригласила на жительство тысячу вывезенных из Чечни семей и завела в московских судах тысячу дел о непрописании их (уже пробовал в одиночку – пустое пока).

Референдум – мы миллиона точно не соберем, а с точки зрения результата, так ведь их все тот же Вишняков считать будет. Сто тысяч отказавшихся от гражданства воюющей России? Так уехали 3 миллиона немцев и евреев, и кто это заметил? Но думать надо в этом направлении. Знак "Я против войны в Чечне" – и все увеличивающееся количество этих, с желтой звездой? Будет ли расти это число?

Или первая сотня так и проходит с этим знаком на одежде всех сезонов?

Марш мира по Чечне? Не пустят. Даже если придется стрелять из пулеметов – постреляют. Там есть кому.

Покидать ордена за ограду Кремля? Мы найдем ли человек десять, достаточно для этого от войны и ненависти излеченных? И не наши это с Вами ордена – не нам ими распоряжаться.

Прибалтийская цепь? Помните? В этом как раз что–то есть. Но они все были рядом и на родине, а как нам всем там (условно говоря – вдоль границы Чечни) оказаться?

Простое – и грандиозное.