Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Сергей Ковалев:

Вот есть разговор о кастовости. Но физиологи или физики - это что, кастовое сообщество?

Я хотел бы обозначить две модели избрания судей. И хотел бы против одной из них очень резко высказаться. Это против советской системы, очень хорошо, я бы сказал, до боли нам знакомой системы избрания судей путём голосования избирателей. Я полагаю, что это система чрезвычайно вредная. Эта система вредна не только потому, что избиратели не могут иметь ни малейшего представления о судейской компетенции, но и потому ещё вредна (как и всякая система, основанная на ложных посылках), что эта система претендует на демократичность, не являясь при этом демократичной. Она основана на извращённых понятиях. Система, на самом деле антидемократическая, приобретает ореол самой демократической.

Почему она на самом деле недемократична? Вот есть разговор о кастовости судей. Но физиологи или физики - это что, кастовое сообщество? Как хотите называйте, может кто-то сказать - да, это каста. Это люди высокой квалификации, добываемой огромным трудом и признанием, тоже добываемым огромным трудом и реальным успехом. И, извините, не нам с вами судить о том, кто настоящий физик-теоретик. Понимаете? Не наше это дело - лезть с суконным рылом в калашный ряд.

Вы предлагаете судить судей рядовому избирателю. А по каким критериям, по каким основаниям он будет судить? Думаю, что довольно важный критерий - это сведения, чаще всего только слухи о том - добрый судья или строгий. И как вы понимаете, в зависимости от своей ситуации избиратель будет предпочитать то доброго судью, то строгого. Если я обижен властными структурами, я буду предпочитать доброго, а если на меня наехали криминальные авторитеты, я буду требовать строгого. Это что - объективный подход к избранию едва ли не самой важной ветви власти?

Более того, перед нами примеры мест, где избиратели могут быть руководимы, вопреки основополагающим принципам права, национальными, этническими предрассудками. Кабардино-Балкария, Дагестан и множество других территорий. Вопреки всякой конституции, там так устроена система власти, что должности во властных структурах распределяются по национальному признаку. И выборы так устроены. Что вы прикажете делать с судейством в этих условиях? И это примеры для России массовые. Всюду так. В тои числе и в центральных областях тоже есть свои предпочтения в том или другом месте, в той или другой области, а не только в национальных республиках.

В вопросе о судьях не надо исходить из такого противопоставления - назначенный судья или избранный судья. Надо найти какой-то компромисс. Нет факультета для парламентариев, а для судей есть факультет - юридический. И то обстоятельство, есть у вас это образование или нет - уже довольно значимо. Каковы ваши успехи на этом специальном профессиональном поприще - это тоже имеет значение. Наконец, квалификационные комиссии, уже существующие. Наши комиссии чудовищны не потому, что это корпоративные организации, созданные из судей, а потому, что это корпоративные организации, созданные из советских судей. Из советских - то есть, по определению - зависимых, по определению - считающих, что они защищают интересы государства в процессе. Так их учили! Не интересы права, а интересы государства! Они не чувствуют себя арбитрами, и в этом их беда, этих наших квалификационных комиссий судейских. Беда эта на самом деле устранимая. Устранимая, если судейский корпус будет пополняться людьми, обученными не тому, что право - это инструмент власти, а действительным, реальным основаниям права, и грамотному представлению о том, что такое судья в состязательном, а не в сыскном, инквизиционном процессе. Так будут, надеюсь, постепенно совершенствоваться судейские квалификационные коллегии. Ведь сложная судьба, например, Пашина в этих коллегиях не есть характеристика идеи коллегии. Американский судья, проходящий через сито своей судейской коллегии, своего судейского сообщества - это не то же самое. Там эта история с Пашиным вызывала бы только шок, только горестное недоумение, там такое невозможно. И это при том, что я вовсе не считаю американскую судебную систему идеальной. Но мы найдем огромное количество международных примеров, где такого рода органы профессиональных сообществ вовсе не имеют тех пороков, которыми мы сейчас в России справедливого возмущаемся.

Но исключает ли такое профессиональное сито идею выборности? Думаю, что нет. Но, думаю, что эти выборы должны были бы осуществляться отнюдь не избирателями. Может быть и не судейским сообществом. Проверка квалификации кандидатов должна быть, конечно, поручена профессионалам - юристам, адвокатам, потому что судьба обращающегося в суд или привлеченного к суду гражданина во многом зависит как от квалификации его адвоката, так и от судейской квалификации. Нельзя предоставить возможность кому попало заниматься столь ответственным делом. Но квалификация - это одно, и здесь я настаиваю на жёстком профессиональном контроле, а назначение на должность - это может быть другое. Например, избрание судей палатой парламента. Желательно - цивилизованным парламентом.

Я совершенно согласен с Черчиллем, который сказал, что демократия - это ужасная система, только невозможно придумать другую, лучшую. Возьмите телевидение. Разве эта форма технического прогресса не вредит избирательной системе? Посмотрите через призму телевизора на демократические выборы и вы увидите, что человек с белозубой улыбкой, с замечательной, располагающей внешностью приобретает дополнительные преимущества перед плешивым крючконосым евреем. А как у этого джентльмена с совестью или интеллектуальными способностями - об этом телевидение не рассказывает. У демократии огромное количество недостатков, наше дело только постараться ограничить эти недостатки и, наоборот, использовать некие положительные свойства демократии, при этом понимая, что это вещь несовершенная.