Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Валентин Гефтер:

Невозможно уголовным образом наказывать за пропаганду мнений и идей, даже самых отвратительных...

Подчеркну три момента.

Первый - что запрещать или ограничивать.

Невозможно уголовным образом наказывать за пропаганду мнений и идей, даже самых отвратительных, даже если отказ от такого преследования не сразу принимается обществом, даже если мы привыкли к другому подходу, даже если у нас законодатель довел до третьего чтения Закон о борьбе с фашизмом, включая и его пропаганду.

Второй - как это делать, если делать.

Бороться с этим злом при помощи государства надо так, чтобы минимизировать уголовное преследование и ввести в гражданское либо административное право те или другие наказания за пропаганду. Если те или иные отвратительные взгляды и призывы носят общественно опасный характер, но непосредственно не "зовут к топору", не провоцируют насилие или угрозу его применения, значит, надо переводить преследование в гражданское право, в частную форму обвинения, когда не государство будет инициировать иск против "нарушителя", а мы с вами, одни граждане против других. Тем более, что чаще всего речь идет не о правонарушении со стороны должностных лиц, повлекшем реальную дискриминацию; ведь часто мы хотим наказать Макашова или какого-нибудь публициста, или издателя "Майн Кампф", "Протоколов сионских мудрецов".

Третий - кому это делать, если делать.

Государство в виде суда должно быть третейским арбитром, но мы к этому не привыкли. А прокуратура, потом суд вследствие подбора экспертов всегда примут то или другое коньюнктурное решение для того, чтобы раздуть или наоборот не возбудить, не расследовать дело. К тому же они в принципе не способны объективно и самостоятельно разобраться во всех этих тонких материях.

Общество не должно передоверять государству свои функции. Иначе… Привожу примеры. Новодворскую за фразу в малотиражной газете хотели наказать, прокуратура возбуждала это дело, за слова, в том числе о русских – "разнузданные анархисты, разбойнички-воры". Возмутительные слова, но, по-моему, не наказуемые уголовно. Максим Соколов, который написал такую фразу – "курды, сербы, африканцы и орангутанги" или Василий Аксенов, который где-то сказал про чеченцев – "мерзкая гнусная банда убийц". Никому из нас в голову не пришло просить о возбуждении против них уголовного преследования, а вот о запрете съезда РНЕ просили. Так не будем бороться с антисемитами и прочими расистами руками лужковских прихвостней и судебных подпевал, а в случае общественной опасности сами выходить на акции протеста вместе с мэром, которому, надеюсь, РНЕ не более отвратителен, чем те его рядовые избиратели, кто не скрывает ненависти к "конкурентоспособным чучмекам".