Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Светлана Ганнушкина:

МЫ НЕ МОЖЕМ МОЛЧАТЬ, НО НАС МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ НЕ СЛЫШАТЬ.

Потребовать от властей – эту-то способность мы утратили, утеряли, упустили из рук. Нас слышат все меньше и меньше. Ликвидируются структуры, где мы могли говорить с властью. Нас не приглашают выступать на ТВ. Даже НТВ занято больше собой, чем тем, что происходит в стране и обществе. С сентября 1999 года сначала не было дня, потом недели, теперь месяца, когда зарубежные журналисты и общественные деятели не проявляли бы интереса к тому, что происходит с жертвами второй войны в Чечне, к нашей работе и информации. Что же до нашей прессы, то она почти совсем забыла о нас. Достаточно вспомнить, как освещался российскими СМИ Чрезвычайный съезд в защиту прав человека.

Разумеется, следовало бы гораздо большему числу людей поднять свои голоса против чеченского кошмара. Однако нам не удается их привлечь на свою сторону. Женщины кидают на грудь насильнику и убийце цветы. Анну Политковскую объявляют истеричной дамочкой. Официальные лица дружно отрицают то, что знают все, кто хоть немного интересуется происходящим в Чечне. На "Гласе народа" безумный социолог говорит о раненых детях: "надо убивать волчат, чтобы не выросли волки", и Светлана Сорокина не дает ему должного отпора. Патриарх ни разу не осудил бойню, зато отказался снять анафему со Льва Толстого. А Альваро Хиль Роблес – Комиссар по правам человека СЕ – утверждает, что российские власти имеют искреннее намерение прекратить нарушения прав человека в Чечне.

Мы пытаемся организовать антивоенную кампанию. Провели митинг. Но митинги выглядят так архаично и неэффективно, если их никто не разгоняет. Голодовки, марши мира имеют смысл только, если в них принимают участие тысячи людей. Мы не можем молчать, но нас могут позволить себе не слышать.

Не думаю, что нам следует предлагать варианты политического решения чеченской проблемы. Но очевидно, что для любого решения, царящие в Чечне произвол и насилие со стороны федеральных войск, должны быть прекращены.

Должны заработать прокуратура, следственные органы, но этого не произойдет, пока на то не будет воли президента России. Как можем мы повлиять на его позицию? Требовать встречи с ним? Едва ли мы могли бы заставить его выступить перед народом со здравой оценкой происходящего в Чечне, высказаться по поводу преступлений будановых разных рангов. Президент и генерал Шаманов – единомышленники.

Необходимо делать все: срочные акции единичного протеста, сбор подписей под призывом к лидерам "своих" партий и к президенту, PR–кампании, обращенные к Западу и к обеспокоенным гражданам РФ. Очень важно, кроме того, активно помогать выжить жертвам военных действий и произвола. Это в разной степени посильно каждому и тоже может стать общественной акцией.

Все шаги, которые могут приблизить нас к миру, следует считать первоочередными. Но сделать их придется еще очень много.