Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Светлана Ганнушкина:

Может быть, надо голодать, или ехать в Чечню и селиться в каждый дом, разделив судьбу с жителями Чечни. Голодать, сидя дома в Москве, смысла не вижу.

Я только что приехала из Чечни. Наша работа не приносит плодов. Это - правда. Не только наша, но и работа каламановцев и прокуратуры, которая, кажется, честно пытается противостоять беспределу. Может быть, надо голодать, или ехать в Чечню и селиться в каждый дом, разделив судьбу с жителями Чечни.
Голодать, сидя дома в Москве, смысла не вижу. Виктор Попков голодал 40 дней, Михаил Рощин - 46. Виктор убит. Дело о его убийстве фактически не расследуется. В Чечне ежедневно в трудно вообразимых муках погибают люди. На кого в России может произвести впечатление голодовка или гибель еще нескольких человек?
Вы в дискуссии недавно сказали мне, что надо научиться терпеть даже свое бессилие. Что еще нам остается?
В Европе, где человеческая жизнь еще стоит чего-то, голодовка может повлиять на общественное мнение и на политику. Так думает Оливье Дюпюи. Не знаю, прав ли он. Хотелось бы, чтобы он оказался прав.
Что касается независимости Чечни, то в этом я ничего не понимаю.
Независима ли Россия? Может ли быть независим и свободен народ? Я думаю, что свободен и независим может быть человек. Реальна ли независимость Чечни? Не думаю. Если бы это чудом произошло, были бы там свободны граждане?
Сегодня у меня нет ответов ни на один из этих вопросов. Это сейчас и неважно.
Важно, что прекратить чеченский кошмар мы не можем, а наши власти не желают.