Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Юрий Джибладзе:

Нам надо объединить всех противников войны, независимо от их мотивации, и дать возможность присоединиться тем, кто сомневается…

Я считаю, что вопрос поставлен очень верно – нам, активной части гражданского общества, действительно пора предлагать обществу и власти свои решения по выходу из тупика войны в Чечне. Можно сказать, что мы уже предлагали в прошлом, и не раз. Это правда. Но наши предложения были весьма робкими, звучали они в основном в узком кругу – там, где их слышали только наши же единомышленники, на митингах, пресс–конференциях, своих собраниях и съездах, в Страсбурге, наконец. И в листовках и заявлениях, которые, увы, мало кто читал.

Власть наши предложения, естественно, не хочет слышать. Единственный способ добиться, чтобы нас услышали и отнеслись серьезно – получить для этого достаточную поддержку в обществе и СМИ, которые если и не целиком поддержат, то хотя бы транслируют эти предложения, публично донесут их до адресатов.

Вопрос стоит таким образом – пришло к критической массе людей в стране осознание трагизма ситуации и пагубного влияния войны и всего, что с ней связано, на другие сферы жизни в стране, понимание безвыходности решения проблемы таким способом, прозрение по поводу того, что власть все время врет о том, что там происходит и не имеет никакого реального плана выхода из тупика? Наступила ли у этой критической массы наконец готовность высказать свое отношение не на кухне без страха быть названным предателем? Возможно, да, возможно нет, но мы узнаем это только, если попытаемся предпринять существенно более активные действия. Что для этого нужно?

1) Выработать простые тезисы, не более пяти коротких фраз, почти лозунгов (например, на выбор, "Требуем спасти наших ребят от бойни и немедленно вывести войска из Чечни", "Требуем немедленно прекратить боевые действия в Чечне", "Требуем немедленно начать переговоры с Масхадовым", "Требуем расследовать военные преступления в Чечне и наказать виновных", "Требуем спасти беженцев от страданий и смерти", "Война в Чечне – позор для моей страны" и т.д. – все это для примера, я не обдумываю сейчас точные формулировки).

Согласиться между собой в правозащитном сообществе. В этом смысле гораздо труднее было бы согласиться по более сложным планам урегулирования – раздел ли Чечни или независимость, референдум, особый статус Чечни, с кем можно вести переговоры и т.д. Утвердив эти краткие и понятные людям тезисы, инициировать массовую кампанию – открыток граждан Путину и в Думу, наклеек на улицах и в метро, плакатов и т.д. Анонсировать ее проведение пресс–конференцией и письмом с подписями многих организаций. Главное – найти те 5 требований, которые устроят всех или большую часть правозащитников. Скинуться с миру по нитке и издать массовым тиражом эти открытки и наклейки, иметь их в каждой организации, проявившей интерес к участию. Ходить на митинги или собирать гуманитарную помощь не всем легко, а вот раздавать своим подопечным гражданам, приходящим на консультацию, такие открытки, при этом объясняя, что это и почему мы так считаем, могут многие. Одно из важных условий – чтобы эти требования были близки всем людям, кто хочет немедленного прекращения войны, в том числе тем многим людям, которые хотят окончания войны не потому, что считают ее жестокой и неправовой и которые переживают за страдающих чеченцев (таких, увы, не так уж и много относительно населения страны), а потому, что они считают, что война плоха для России и потому, что там гибнут российские солдаты. Мы считаем, что верно и то, и другое, и что противоречия тут нет. Но таких, болеющих не за ВСЕХ людей, а только за СВОИХ, я думаю, большинство среди сограждан, желающих прекращения войны. Вспомните, как во время первой войны критическая масса протестов была вызвана именно информацией солдатских матерей и СМИ о гибели российских военнослужащих – в противовес официальным рапортам. Нам надо объединить всех противников войны, независимо от их мотивации, и дать возможность присоединиться тем, кто сомневается или молча страдает на кухне от ужасных новостей. КАД – Комитет антивоенных действий, именно такой "включающий" подход и исповедывал, но сейчас нужно поднять эту работу на гораздо более высокий уровень, сделать массовой и публичной.

2) Одновременно с этим усилить давление через публикации в СМИ серьезных статей, где предлагать более сложные решения – вот тут вполне можно и предлагать разное, в русле общих антивоенных и правозащитных позиций. Так как статьи будут идти от имени конкретного автора или авторов, они могут содержать различные предложения. Важно, чтобы стала появляться та же самая критическая масса материалов в СМИ с предложениями о том, как можно выйти из тупика. Пока основная масса материалов пишется журналистами и посвящена проблемам и ужасам того, что там происходит. Об этом надо писать, и писать гораздо больше, чем сейчас. Но надо писать и о решениях. Я думаю, что СМИ уже готовы помещать больше материалов, у них (многих) больше нет синдрома "анти–патриотизма". Если хотя бы каждую неделю в крупных газетах как федерального уровня, так и наших регионах будут появляться "наши" статьи на тему о решениях, то это изменит атмосферу. Вряд ли мы согласимся о деталях, но изменить обстановку в обществе и вынудить власть понять, что общество готово принять именно этот выход – мы вполне можем. А когда пойдет серьезный разговор о деталях, тогда и поговорим.

3) Создавать Национальный антивоенный комитет не следует хотя бы потому, что то, как об этом было объявлено на митинге 22–го, уже полностью дискредитировало эту идею. Это показало сугубо "пиаровский", при этом непрофессиональный, подход к этому авторов идеи, желание провозгласить свое имя, отсутствие какого–либо уважения к тем, кто на протяжении многих месяцев и уже лет занимается антивоенной работой – будь то в рамках Комитета ативоенных действий, региональных инициатив или самостоятельно. Без консультаций с коллегами, у которых можно было бы и узнать много полезного о прошлых попытках объединения, привлечения деятелей культуры и проч., прокричали с трибуны о создании Национального Комитета и о том, что это первый антивоенный митинг в Москве, вызвав у участников и смех, и чувство горечи. Мне и многим вокруг было очень неприятно и горько. Можно было бы просто посожалеть о неумном и не совсем честном поведении коллег и забыть, если бы это не показали по национальному ТВ и коллеги снова не представили бы это на пресс–конференции, вызвав у журналистов колики от смеха и выставив всех правозащитников дураками.

Так что создавать ничего не надо, существуют вполне рабочие механизмы для координации – электронная рассылка. Кто–то должен взять на себя инициативу разработать лозунги, предложить их на обсуждение, после получения отзывов переработать и предложить крайний срок для присоединения, кто подпишется до него – значит, поддерживает. Можно и не поддержать, а сделать другое что–то, например, написать статью. Но было бы хорошо, если бы удалось согласовать пять конкретных простых лозунгов, под которыми могли бы подписаться многие сограждане, и выдвинуть их в рамках кампании от имени большого круга организаций.Если удастся договориться об этих пяти, то вопросы о том, кто будет распространять открытки, где найти деньги на их печать и т.д., будет решать гораздо легче – важны первые успехи, они очень вдохновляют. У нас давно не было хороших новостей на этом фронте. Пора нам всем сделать важный шаг для того, чтобы они появились.