Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Александр Даниэль:

Я мог бы солидаризоваться лишь с первой частью его протеста - той, которая направлена против "репрессий, похищений, пыток и убийства". Право народов на самоопределение составляет для меня проблему, однозначного решения которой я не знаю; и уж во всяком случае, оно не является для меня приоритетной ценностью по отношению к другим правам, - прежде всего, гражданским правам и свободам личности.

Насколько я понимаю, голодовка Дюпюи - это символический жест, обращенный к Совету Европы и КЕС. Именно их позиция, которую г-н Дюпюи оценивает как "бездействие", является объектом его протеста. Стало быть, справедливость и правомерность этой голодовки зависит от того, действительно ли эти международные организации ничего не делают в связи с чеченской проблемой.
К сожалению, я совершенно не в курсе того, что на самом деле предпринимается в Брюсселе и Страсбурге в связи с продолжающимся конфликтом в Чечне, и поэтому не могу сформулировать собственную ответственную позицию по отношению к чеченской политике СЕ и КЕС.
Если же г-н Дюпюи прав и их позицию в самом деле можно охарактеризовать как "бездействие", то я, в любом случае, мог бы солидаризоваться лишь с первой частью его протеста - той, которая направлена против "репрессий, похищений, пыток и убийства". Право народов на самоопределение составляет для меня проблему, однозначного решения которой я не знаю; и уж во всяком случае, оно не является для меня приоритетной ценностью по отношению к другим правам, - прежде всего, гражданским правам и свободам личности.