Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Вячеслав Бахмин:

Задача правозащитников следить, чтобы нормы права в таких, особо сложных или подозрительных случаях, соблюдались государством, чтобы обвиняемый или подозреваемый имел право на квалифицированную защиту.

Проблемы борьбы с экстремизмом и в частности правовые аспекты такой борьбы обсуждались неоднократно, в том числе и в среде правозащитников. При этом, не было никаких сомнений, что борьба с экстремизмом, фашизмом, агрессивным национализмом, в том числе и с идеями ненависти к людям, с призывами к насилию должна вестись в рамках права и демократических процедур. Какую же из демократических моделей – американскую или европейскую – выбрать, это вопрос оценки современной российской ситуации и потенциальных угроз демократическим процессам в стране со стороны экстремистов всякого толка. Возможно, как считает Михаил Краснов (и в этом он не одинок), для сегодняшней России больше подходит модель Франции и ФРГ. Из чего, конечно, не следует, что Лимонов должен сидеть (тем более 20 лет) и что демократия - только для демократов.
То, что терпимость имеет свои границы – вполне очевидно. Общество, например, не может быть терпимым к насилию, жестокости, пыткам или пропаганде национальной вражды. Правовые последствия такой нетерпимости общества в каждой стране могут быть свои.
Я не знаю подробностей дела Лимонова, но сомневаюсь, что его арестовали за книги, статьи и выступления – он этим всегда спокойно занимался, да и в России за такое давно не сажают. Скорее всего, речь идет о чем-то другом, скажем, о хранении оружия, участии в акциях насилия или подготовке к взрывам памятников или иных объектов (а такое случается), и, значит, такими делами должны заниматься правоохранительные структуры. А задача правозащитников следить, чтобы нормы права в таких, особо сложных или подозрительных случаях, соблюдались государством, чтобы обвиняемый или подозреваемый имел право на квалифицированную защиту.
Должны ли мы, правозащитники, активно защищать Лимонова?
Наверное, но не более активно, чем любого другого гражданина, если его права в ходе ареста и следствия были нарушены.