Главная страница
Об Институте
Сергей Ковалев
Проекты
Просвещение и образование
Издания
Дискуссии
Нормативные акты
Ресурсы













Rambler's Top100 Service Rambler's Top100


Aport Ranker

Об Институте

Об Институте

Борис Альтшулер:

Я не могу поддержать г-на Оливье Дюпюи в его требовании "чеченской независимости", полагая, что такая "политизация правозащиты" чрезвычайно опасна, мешает достижению мира и объективно способствует продолжению кровопролития. Вместе с тем очевидно, что следует настаивать на любых переговорах в целях прекращения конфликта.

Нет, не присоединился бы. Я бесконечно благодарен г-ну Оливье Дюпюи за его неприятие зверств, совершаемых российскими федералами в Чечне, а также за осуждение Европейского Совета и Европейской Комиссии, так легко забывающих в угоду политической конъюнктуре о фундаментальных принципах гуманности и прав человека. Но я не могу поддержать призыв к "чеченской независимости" - инициативу, которая ОБЪЕКТИВНО (очевидно, не по желанию Оливье Дюпюи) полезна влиятельным кругам Генерального штаба Российской армии и другим "фракциям" (в ФСБ, в Кремле...) московской Партии Войны, извлекающей из чеченской трагедии финансовые и политические дивиденды, заинтересованной в бесконечном продолжении кровавого конфликта и по сути являющейся (как и в советские времена) важнейшим гнездом мирового терроризма.
Поясню.
Для инициирования (в 1994 и 1999 годах) и затем искусственного затягивания конфликтов в Чечне указанная Партия Войны (в существовании которой, утверждаю, убеждены практически все граждане России - от любой домохозяйки до последнего депутата Госдумы) использует, говоря обобщенно, три простых приема:
1. Обеспечение личной безопасности главным террористам (Басаев, Хаттаб...); продажа оружия и передача "противоборствующей стороне" планов военных операций (почему и погибают в Чечне тысячи российских солдат); содействие боевикам в уничтожении чеченцев, сотрудничающих с российской администрацией Чеченской республики.
2. Cпланированный террор в отношении мирного населения Чечни - провокация мести, как безотказный способ пополнения отрядов "противоборствующей стороны".
1. В пропагандистском плане придание конфликту принципиального характера, объявление ВСЕХ чеченцев "борцами за национальную независимость Республики Ичкерия", то есть врагами России, участниками бандформирований, террористами, подлежащими уничтожению.
Поэтому я и не могу поддержать г-на Оливье Дюпюи в его требовании "чеченской независимости", полагая, что такая "политизация правозащиты" чрезвычайно опасна, мешает достижению мира и объективно способствует продолжению кровопролития. Вместе с тем очевидно, что следует настаивать на любых переговорах в целях прекращения конфликта.
Примечание: Чечня, Палестина, Франция, Европа - некоторые параллели.
Политики Франции и других государств Европейского Союза легко приносят в жертву политико-экономической конъюнктуре фундаментальные принципы гуманности и соблюдения прав человека не только в отношении Чечни, но и в отношении народа Палестинской Автономии. В течение 7 лет, после заключения израильско-палестинского соглашения в Осло, мировая, в первую очередь европейская, политическая элита игнорирует тот очевидный факт, что власть в самоуправляемой Палестинской Автономии принадлежит террористическим группам, сделавшим весь народ заложником своих фанатичных целей. Результат этого конформизма - непрекращающийся террор, дети, ликующие по поводу терактов в Нью-Йорке 11 сентября..., и всё это оправдывается "борьбой народа Палестины за независимость против израильской оккупации".
"Мягкая" позиция европейских политиков в отношении чудовищных нарушений прав человека в Чечне - это фактически поддержка московской Партии Войны, а тем самым и мирового терроризма. Точно также осуждение европейскими политиками каждой антитеррористической операции Израиля, признание ими де-факто власти террористов в Палестинской Автономии, совершенно необоснованный посыл, что ВСЕ палестинцы поддерживают эту власть - это тоже является формой поддержки мирового терроризма и одновременно предательством в отношении народа Палестинской Автономии, которому тем самым отказывают в праве жить в условиях Верховенства Закона и соблюдения прав человека.